Смертельная битва против Морали 1


Клоуны из Национальной Экспертной Комиссии по Защите Морали после длительного перерыва опять вышли на арену.
Устав от просмотра порно, они решили поиграть в компьютерные игры.
Подборку выбрали интересную Manhunt II, God Of War III и Mortal Kombat. С желанием запретить две первые игры всё более-менее ясно – двуличные ублюдки, из организаций, покрывающих уличных бонхедов, показательно оберегают трепетные детские умы от “пропаганды насилия”. Но вот попытка покуситься на “Смертельную Битву” вызывает даже не столько злобу и раздражение, сколько саркастический смех.

Возле двух первых игр были указаны части, это значит, что запрету подлежит конкретный продукт, а не вся франшиза. То есть, что бы там не подразумевалось, речь идёт не о новом Mortal Kombat 2011, а о самой первой части, которая вышла ещё в 1992 году. Одна из любимых игр детства. Впрочем, я играл преимущественно на Dendy в урезанную пиратскую восьмибитную версию. Совершенно чудовищный, лишёный всякого смысла и литературной ценности сюжет. Война миров, судьба которой решается в боях без правил. Кинозвёзды, монстры из иных реальностей, ниндзя, индейцы, киборги, языческие боги, инопланетяне смешиваются в безумный кровавый коктейль. Иррациональная жестокость в 16-битной графике. Удары, выбрасывающие врагов в параллельные миры, вырывание костей и внутренних органов, сожжение заживо, расчленение и пожирание противников, растворение в кислоте, убийства огнестрельным и холодным оружием. Если некоторые моралисты обвиняют компьютерные игры в излишне “реалистичном” отображении насилия, то Mortal Kombat в этом явно упрекнуть нельзя, насилие и жестокость в нём абсолютно сюрреальны.
Надо сказать, что в этом густом кровавом месиве с крупными пикселями не могла не зародиться своеобразная эстетика. Но заниматься культурологическим анализом самой игры и связанной с ней субкультуры, я не буду. Послушайте лучше певца Александра Пистолетова, он отлично всё сформулировал.

Вернёмся к запретам.
Дело в том, что первые части Mortal Kombat были представлены в наших краях множеством пиратских и любительских версий. И даже официальная игра очень сильно вариировалась в зависимости от региона выпуска – нормальная ситуация для приставок в ранние 90-е. НЭК подводит любого распространителя игры MK под 300 ст. Уголовного Кодекса. А для того, чтобы осудить человека за торговлю запрещённым продуктом, этот продукт нужно сперва однозначно идентифицировать. Достаточно немного изменить исходный код игры (что, особенно в случае старых ROM’ов, довольно-таки просто технически и не будет никем преследоваться из-за копирайта) и мы будем иметь совершенно новый продукт (что произошло, к примеру, с книгой Олеся Ульяненко “Женщина его мечты”). Для нового произведения будет нужна отдельная экспертиза и отдельное решение о запрете. Погоня за сотнями и тысячами клонов олдовых игр, в который сейчас играют только лишь гики, желающие вспомнить молодость – это достойная миссия для НЭК. Если повезёт – она займёт моралистов надолго.


Добавить комментарий

Мысль на тему “Смертельная битва против Морали