Октябрьские тезисы


Это мои личные мысли, сформулированные за время активистского отпуска.
Они не выражают позиции АСТ, но во многом они определяют ту позицию, которую я намереваюсь после выхода из отпуска продвигать, в том числе, и в рамках организации. Это не статья, это просто отрывочные мысли, во многом беспорядочные.
6-8-12_future
– Построение либертарного коммунизма – задача во многом техническая. Коммунизм (или, если угодно, анархия, в конечной точке это синонимы) – это не “общество идеальных людей”. Это не общество “этичных людей”. Это общество, сама структура которого подталкивает действовать этично. Ни конкуренция, ни солидарность и взаимопомощь не являются “естественными”, понятие “естественности” вообще лишено смысла. Разделяемое некоторыми анархистами представление о том, что капитализм – это болезнь, от которого человеку надо излечиться и вернуться в здоровое, нравственное и счастливое состояние – чудовищная наивность и глупость. Естественного состояния вещей нет, “излечить” человека нельзя, нет никакой изначальной человеческой натуры – “человеческая натура” состоит исключительно из травм, комплексов и психических болезней, “норма” же скучна, убога и примитивна.
– Эволюция человека, как и эволюция социума неотделимы от развития инструментов используемых людьми. В том числе и в первую очередь инструментов, которые используются для обработки, передачи и хранения информации. Коммунизм будет строиться инструментами будущего, а не прошлого.
– Ученые, изобретатели, предприниматели и даже военные делают для создания общества будущего больше, чем все левые теоретики и активисты вместе взятые. Переход от феодализма к капитализму был обусловлен индустриальной революцией. Переход от капитализма к новой формации будет обусловлен революцией информационной. И паровой двигатель, и интернет создавались и развивались отнюдь не активистами. Чудовищный (без иронии говорю) глубоко капиталистический по своей логике Фейсбук сделал для приближения либертарного коммунизма больше чем 10000 книг и семинаров по теории консенсуса.
– Забить на активизм и заниматься научным поиском общества будущего – не выход. Вернее, это личный выход для многих, но вот необходимости политической деятельности это не отменяет. Паровой двигатель – отличная штука, но он всё же не заменяет собой Великую Французскую Революцию. Точно так же, интернет, социальные сети, виртуальная реальность и 3Д печать не заменят собой революций будущего, подготовка к которым должна вестись сегодня. Только не надо обольщаться, революционер не строит нового мира, революционер помогает старому миру умереть. Вместе с собой.
– Средневековые крестьянские бунты не вели к коммунизму, хотя в их основе стоял вопрос социальной справедливости. Не привели к нему и буржуазные революции, которые также осуществлялись благодаря голодным массам. Маркс достаточно хорошо пояснил почему это не произошло и почему этого не могло произойти. Но он не избежал ошибки многих мыслителей. Он убедил себя, что заглянул за горизонт и увидел где заканчивается история. Маркс исходил из того, что капитализм скоро достигнет пика развития, а потом произойдет окончательный слом классового общества. На самом деле, Маркс не предусмотрел масштабов будущего развития капитализма. Он не предусмотрел того, что капитализм сможет адаптироваться к прогрессу и перестраиваться быстрее, чем внутренние противоречия будут его разрушать.
– Это не повод говорить, что “марксизм устарел” или “ошибался”. Маркистский подход к анализу экономики (и не только к экономике) вполне хорош. Марксизм применим и к сегодняшним реалиям, главное – использовать марксистское мышление, а не устаревшие выводы, сделанные классиками в 19-ом или начале 20-го века.
– Отдельно надо заметить, что при всей пользе марксистского анализа, марксистскую политическую практику, особенно её большевистскую ветвь надо зарыть поглубже, украсить надгробие красивым камнем, воткнуть в этот камень ледоруб и никогда его оттуда не вытаскивать.
– Производительный пролетариат перестал быть прогрессивным классом. Пролетариат сегодня – примерно как крестьяне в Русской Империи начала 20-го. При этом, говорить о “смерти пролетариата” как это любят делать офисные работники – смешно и нелепо. Пролетариат сегодня – самый многочисленный класс, как в Украине, так и во всем мире. И он продолжает играть огромную важность, не учитывать роль пролетариев – глупо. Но революционным субъектом они станут лишь когда ощутят желание и необходимость перестать быть пролетариями.
– “Креативный класс” – это пустое означающее, нет никакого креативного класса. Верить в его революционность – это примерно как верить в революционность Деда Мороза.
– Несмотря на всю свою способность к адаптации, капитализм безусловно конечен и (рискуя повторить ошибку великих) я скажу, что у нас есть все шансы застать его конец на своем веку. Все смотрели фильм Терминатор 2, вот и с капитализмом будет примерно также, Т-1000 был убит с помощью жидкого метала.
– Я продолжаю считать синдикалистскую тактику актуальной. Гораздо более актуальной и гораздо более перспективной, чем прочие левые тактики с которыми я сталкивался (от трейд-юнионизма и партийной политики, до анархо-повстанчества).
– Но не следует ограничивать синдикализм борьбой на рабочем месте или борьбой за городское пространство. Синдикалистская тактика актуальна внутри любого в той или иной мере угнетенного сообщества. Объединяться в своеобразные “синдикаты угнетенных” могут как профсоюзники в шахте, так и заключенные в тюрьме, как пациенты, не получающие надлежащего лечения, так и интернет активисты которые сталкиваются с репрессиями из-за цензуры и законов о копирайте, как наркопотребители, противостоящие репрессиям, так и прекарные работники. Да, это достаточно далеко уходит от традиционной синдикалистской организации в духе CNT или IWW, это очень близко к “множествам” Хардта и Негри. Я продолжаю использовать термин “синдикализм”, скорее, апеллируя к традиции революционного синдикализма в понимании Алексея Борового.

Синдикализм, по самой природе своей, есть полный отказ от каких бы то ни было социологических рецептов. Синдикализм есть непрестанное текучее творчество, не замыкающееся в рамки абсолют­ной теории или предопределенного метода. Синдикализм — движение, которое стимулы, определяющие его дальнейшее рaзвитие, диктующее ему направление, ищет и находить в самом себе. Не теория подчи­няет движение, но в движении родятся и гибнут теории.

– “Новых левых” не существует, в том числе в Украине. Это миф, который придумали повзрослевшие комсомольцы, чтобы разводить доверчивую молодёжь.
– Старые левые могут рассматриваться нами в лучшем случае в качестве ресурса, который можно использовать, в худшем – в качестве врагов, стоящих на пути прогресса. Традиционные левые неизбежно перерождаются в консерваторов и это даже не “предательство”, это закономерный и неизбежный процесс.

Пока что хватит, повторюсь, это так, пометки на полях, чтобы не забыть.

Добавить комментарий