Рефлекторный популизм 18


Дискуссия вокруг акции с тортом продемонстрировала печальную тенденцию. Обе стороны, и критики, и защитники акции, рассматривают спорный лозунг по поводу “образования и войны” с позиции “а что люди скажут”? Близка ли массам антивоенная риторика, или, наоборот, она оттолкнет возможных сторонников? А может одних оттолкнет, а других, которым стипендии не интересны, а пацифизм интересен, напротив, подключит? А кого будет больше?

То есть, политическое требование не анализируется по существу. Не важно, нужны ли в действительности деньги на армию (на самом деле нужны). Не важно, исключают ли друг друга развитие обороноспособности и доступное образование (нет, не исключают). Важно лишь то, что “люди подумают” на этот счёт, понравится им лозунг, или нет. Собственно говоря, этот подход и является отличительной чертой популистов. Они говорят не то, что думают, не то, что считают правильным или справедливым, а то, что выбранная ими публика по их мнению желает услышать. Они не думают, они угадывают настроения. Они не пытаются найти решение проблем, они пытаются угадать чаяния своей целевой аудитории. Этим и объясняется абсолютно восторженная поддержка частью украинских левых Майдана, а в скором времени после этого – поддержка теми же людьми “антиолигархического восстания Юго-Востока” и рассуждения о “структурном единстве Майдана и Антимайдана”. Поддержка ультраправых батальонов и критика “олигархической” войны, которую следует остановить любой ценой, в том числе ценой сдачи Харькова и Одессы.

Нет, это не идейный поиск, это не рефлексия, это не стремительная переоценка ценностей.
Это стремление любой ценой понравиться публике (чаще всего – не конкретным людям, а воображаемой публике, “массам” из статистических выкладок, к тому же плохо понятых), это беспринципность, умноженная на глупость.

Можно вести дискуссию с идейным пацифистом или с идейным сторонником урезания социалки во имя военных нужд. Можно даже попробовать их в чем-то переубедить, или, по крайней мере, отточить на них свою аргументацию. Но вот с популистом вести дискуссию не о чем. Потому что у популиста отсутствуют идеи, популист говорит лишь то, что от него желают услышать, популист податлив как говно, спорить с ним невозможно. Популист может клеймить вас предателем и врагом народа и набиваться к вам в друзья и союзники, доказывать, что на самом деле вы идейно близки и просто не поняли друг друга. Он может делать и то, и другое одновременно.

Популизм можно обосновать, если мы говорим о политической партии, участвующей в выборах, в этом случае беспринципность может быть конвертирована в электоральный успех, власть и материальные блага. Но вот когда в популизм играются политические кружки, которым даже до участия в выборах – как до мировой революции – это выглядит совсем уж смешно и жалко. Манипуляторы обманывают в лучшем случае сами себя, их беспринципность лишена какого-либо политического смысла.

Никогда не пытайтесь нравиться аудитории, не превращайте это в самоцель. И от первоначальных целей придется отказаться, и самоуважение растеряете, и способность думать со временем отомрет, чтобы защитить вас от постоянного когнитивного диссонанса.
Populism


Добавить комментарий

18 мыслей про “Рефлекторный популизм