28 панфиловцев как тоталитарный феномен 20


1984-orwell-science-fiction-and-dystopia-3-638
Я не смотрел фильм “28 панфиловцев” и не планирую, но с большим интересом наблюдал за развернувшейся в России дискуссией об “исторической правде”. Героический миф о войне предлагалось принять в качестве неоспоримой истины. Несмотря на то, что историками было вполне убедительно доказано, что история панфиловцев – вымысел, министр культуры Мединский в ультимативной форме потребовал считать её правдивой. Те, кто отказываются поверить в сказку (не принять её как обобщение и отражающение реальных подвигов солдат Второй Мировой, нет, именно буквально поверить, принять за исторический факт) – не чтят “святую Победу”, не уважают ветеранов, не любят Родину и вообще, (sic!) “мрази конченные”.

Это знаковая дискуссия. Именно так выглядит превращение заурядного авторитаризма в тоталитаризм оруэловского образца. Вы должны не только смириться с ложью, нет, в национальных интересах вы должны принять её как правду, вы должны поверить в ложь, вы должны сделать это искренне. Ваши святыни – ложь, но только мразь может не чтить эти святыни, чтобы оставаться лояльным гражданином вы должны лгать сами себе и не признаваться в этой лжи. Глубоко спрятанная толика сомнения в вашем сердце делает вас уязвимым, она же вынуждает вас лгать еще громче, чтобы вас ненароком не заподозрили, чтобы люди не догадались, что в глубине души вы – не лояльный гражданин и патриот, а конченная мразь. Осознание собственной нечистоты вынуждает выслуживаться перед властью, точно так же как похабные мысли заставляют святошу с удвоенным энтузиазмом порицать грешников. Именно идеология, а не факты, конструирует историю, именно идеология, а не факты конструирует и современную вам реальность. Если 28 панцфиловцев – настоящие, то всё что угодно может стать настоящим, любые пропагандистские мифы обретут плоть и станут неоспоримыми фактами. И наоборот, то что в идеологию не вписывается, будет вычеркнуто и из реальности. Оно вроде как и существует, но верить в него нельзя. Так что 28 панфиловцев реальны, а, к примеру, пакт Молотова-Риббентропа, русские военные на Донбассе, пытки в тюрьмах, зарубежные счета чиновников и депутатов – нет. А будете много возмущаться и умничать – тоже вполне можете быстро перестать быть реальным, кто вы вообще такой?

Надо заметить, что в Украине аналогичной деятельностью (хоть и не так успешно) занимается Институт Национальной Памяти Вятровича. Об успехах Мединского ему приходится только мечтать, но вектор движения очевиден. Сконструированный под текущие политические задачи исторический миф про УПА и про Степана Бандеру, миф, основанный на всё той же советской пропаганде, только вывернутой наизнанку, предлагается считать Истиной в последней инстанции. Ни к памяти, ни к истории эти практики не имеют никакого отношения, это всего лишь очередной дисциплинирующий инструмент идеологии, призванный научить людей “думать правильно”: безоговорочно верить авторитетам и избегать неудобных вопросов.

Если надо для святого дела – будем врать всей страной

– эту фразу одного консервативного публициста стоит несколько раз произнести вслух и если она не вызывает у вас отвращения – срочно обратиться за компетентной помощью.


Добавить комментарий

20 мыслей про “28 панфиловцев как тоталитарный феномен

  • Kenji Urada
    Kenji Urada

    Искренне верить в реальности не нужно, Оруэлл в этом отношении был чисто фантастом. Нужно только притворятся что так есть на самом деле, до твоих искренних чувств нет никакого дела пока ты действуешь так, будто это реально

    • Alexandr Wolodarskij
      Alexandr Wolodarskij

      так, а это без разницы, никого не волнует упало ли дерево в лесу на самом деле

      главное, что нужно притворяться постоянно и оттого непонятно притворяются ли окружающие

    • Kenji Urada
      Kenji Urada

      Ну это часть либеральной (в плохом смысле) идеологии – верить в то, что пропаганда может превратить прямо аж массы населения в фанатиков

    • Alexandr Wolodarskij
      Alexandr Wolodarskij

      Так можно ведь.
      Абсолютно нет никакой разницы ИСКРЕННЕ человек верит в хуйню, или повторяет хуйню за всеми потому что так принято. Вообще никакой разницы, разве что на страшном суде перед богом зачтется (на самом деле нет)

    • Alexandr Wolodarskij
      Alexandr Wolodarskij

      Так дрались же, детей под танки посылали под конец.

      Просто когда фюрер самоубился – идеология тоже закономерно порушилась.

      Т.е. если бы все немцы, особенно члены НСДАП были на сто процентов идейными – они бы точно так же растерялись бы. Одно дело просто отрицать реальность в угоду идеологии, другое дело, когда эта реальность в тебя стреляет, а главные символы того во что ты веришь уничтожены.

    • Kenji Urada
      Kenji Urada

      Так я же не говорю, что фанатиков совсем нет. Просто мнение насчет возможности фанатизировать все население весьма преувеличено, люди предпочитают сохранять дистанцию

    • Alexandr Wolodarskij
      Alexandr Wolodarskij

      А я говорю, что нет никакой разницы между искренним фанатиком и имитатором. Веру в сердце никак измерить нельзя, оценить можно лишь четкость соблюдения ритуала.

  • Oleksandr Bogachenko-Mishevskyi
    Oleksandr Bogachenko-Mishevskyi

    28 – це кількість країн у Гейропейському союзі до моменту закічення Брекзіту (ось звідки сакральний смисл зацікавленості у цьому процесі рашкінської влади). А також це кількість костей у стандартному наборі доміно (улюбленому спорті Іллі Ківи). А ще це середня тривалість менструального циклу (можливо, навіть у депутата Мізуліної). А також номер елементу в системі Мєндєлєєва, котрий добуває корпорація Норнікель. А ще 28 це кількість грамів у унції – мірі, якою часто вимірюють речовини, котрі ненавидять Ройзман і Ківа. Ну і, звісно, це Blood and Honour – чим не ідея для русского мира?