“Игра в люстрацию” (набросок)



Освобождение Нели Штепы, реабилитация беркутовцев, экс-регионалы во власти натолкнули на мысль.

По сути, проблема (пост-)революционной люстрации, (пост-)революционного насилия и правосудия всегда схожи. Либо революция сползает в террор, либо свергнутые силы берут реванш (причем первый вариант не всегда исключает второй).
Можно попытаться сформулировать эту ситуацию в виде игровой модели и затем продумать оптимальную стратегию того, как не допустить возвращения реакционеров, не включаясь при этом в бесконечный круг самоуничтожения.
Назовем всё это “Игра в люстрацию”.

Условия игры примерно такие: есть чиновники/силовики, который работают на несправедливый и жестокий режим, назовем его Дворцы*. Во имя режима (или под его прикрытием) они совершают преступления: репрессии в адрес революционеров и просто ограбление народа.
Есть революционеры, которые режим свергают, обобщенно назовем эту сторону конфликта Хижины*.
Революционеры (ещё на стадии подготовки) озвучивают что они сделают с Дворцами, когда придут власти. Это очень важная переменная – Обещания, от нее зависит народная поддержка, численность революционеров и сам успех революции.
Чем более жесткими и непримиримыми будут их обещания, тем сильнее народная поддержка, но, в то же время, тем сильнее будет сопротивление чиновников, боящихся за свою шкуру. – Контрреволюция
Чем сильнее Дворцы сопротивляется, тем больше преступлений она совершают, тем более суровым должно быть обещанное наказание.
В то же время, страх перед люстрацией может заставить чиновников воздержаться от контрреволюционной деятельности и капитулировать.

Контрреволюция порождает Страх среди революционеров, но, в то же время, создает Недовольство среди народных масс. То есть, полицейская жестокость пугает, но, в то же время злит людей, создавая фон для революционных настроений.

Рассмотрим экстремальные примеры:

– Всем, кто на стороне Дворцов обещают отрубить голову
В случае обещания драконовских законов любой чиновник будет готов защищать режим Дворцов, совершая любые преступления для сохранения своей жизни. Тогда возмущенный народ охотно поддержит революцию, но страх может мешать восстанию, что победит – зависит от коэффициентов.

– Революционеры обещают амнистию Дворцам и их слугам включая убийц и грабителей
В таком случае чиновник и полицейский могут и дальше бесконечно убивать, защищая своё положение. Онт знают, что им ничего не грозит, народ будет разочарован слабостью революционеров, террор задавит всё.

– Чиновника укравшего по мелочи, обещают простить, а совершившего тяжкое преступление обезглавят.
В таком случае мелкие слуги режима могут перейти на сторону революции, крупные же будут сражаться за него до конца, народная поддержка будет средней, просчитать силу контрреволюции можно лишь имея коэффициенты.

После того как революционеры приходят к власти, контрреволюция продолжается в подполье. Новая власть должна подавлять её, а также реализовывать свои обещания, проводя Люстрацию.
Неисполненные обещания ведут к росту Недовольства.

Чрезмерно жестокая Люстрация добавляет мотивации контрреволюционерам. В то же время, чем люстрация жестче, тем больше радуется народ. Недостаточно активная люстрация также усиливает контрреволюцию, т.к. Дворцы чувствуют слабость противника.
При этом, любые потрясения (революция, контрреволюция, преступления чиновников) бьют по благосостоянию населения, увеличивая уровень Недовольства.
Таким образом, люстрация народ радует, но вызываемые создаваемые ей потрясения легко могут выливаться в недовольство против новой власти.

Важное уточнение: Недовольство всегда бьет по действующей власти, т.е. сначала оно направлено против Дворцов, потом против Хижин.

Задача поиска баланса усложняется тем, что система правосудия изначально является частью режима Дворцов и сама по себе возможность проведения легитимного суда и определения степени вины уже требует компромиса.
Т.е. тут тоже есть несколько экстремальных вариантов:
– Революционеры разгоняют суды и доверяемся правосудию толпы (что полностью отменяет законность происходящего и делает возможными неограниченные злоупотребления, народ радуется линчеванию, но страдает от беззакония)
и
– Суды остаются прежними (что, фактически, отдает их в руки контрреволюции, которая ощущает свою безнаказанность и усиливается)
– Возможен, конечно же, промежуточный вариант “частичной люстрации”, компромисс между нефункциональностью и предательством.

Вот, в общем-то, примерные правила. Чтобы начать вырабатывать оптимальную стратегию для игры, нужно сперва подобрать правильные коэффициенты.

После того, как правила удастся обтесать, можно попробовать сделать модель более реалистичной: создать противоборствующие фракции среди революционеров и контрреволюционеров, чтобы конкуренция шла не только между Хижинами и Дворцами, а и внутри этих групп.
Затем можно попробовать смоделировать несколько поколений революционеров съедающих друг друга (поскольку предыдущие поколения коррумпируются), в то же время контрреволюция сможет бороться против них всех или же вступать в тактические альянсы.

* альтернативный вариант “Драконы” и “Ланселоты”

Добавить комментарий