Прошу считать меня нигилистом или почему я больше не “левый” 1

Спустя почти шесть лет я официально отказываюсь от левой идентичности. Нет, я не отрекаюсь от идей, от принципов, от ценностей. Но я окончательно убираю из своей самоидентификации слово “левый”. Пришла пора сбросить старую кожу и сжечь её.


О региональных/муниципальных выборах

Многие партии в своей агитации на муниципальных выборах обещают решение проблем государственного масштаба. Регулирование цен на газ, окончание войны или возврат территорий, стабильность и контрактную армию. Издеваться над этими обещаниями считается хорошим тоном. И это хорошо, конечно, что над ними издеваются, а не принимают всерьез.


Секта огуречников – о забытых течениях русского православия

Были секты о которых оказалась стертой даже память. Одна из них – секта огуречников, которая обосновалась в 18-19 веке в Псковской Губернии, успешно пережила годы гонений и была окончательно уничтожена лишь при советской власти, во время коллективизации.


Еще об эволюции борцов за (русский) мир. От “Ливой” до “Первого Казацкого”

Когда-то давно мне попадался на глаза проект “Первый Казацкий Канал”. Там что-то рассказывалось про схождение благодатного огня, православные праздники и про репрессии, которым хунта подвергает верных прихожан УПЦ МП.


Октябрьские тезисы

Это мои личные мысли, сформулированные за время активистского отпуска. Они не выражают позиции АСТ, но во многом они определяют ту позицию, которую я намереваюсь после выхода из отпуска продвигать, в том числе, и в рамках организации. Это не статья, это просто отрывочные мысли, во многом беспорядочные. – Построение либертарного коммунизма […]


К вопросу о легализации проституции

Высказываются по этой теме все: консервативные сторонники запрета и консервативные сторонники легализации, рыночники и государственники, левые интеллектуалы и феминистки. Мнение одной единственной проститутки значило бы гораздо больше, чем весь этот балаган.


Утренняя почта (зарисовка)

А вот представьте: левый интеллектуал Изяслав Копровыдача и культуролог Ульяна Скотомогильник решили заключить эгалитарный брак. У них есть двое детей, Иван и Борисфен, и кошка Лушка.