О новых левых


В последнее время меня раздражает употребляемое к месту и не к месту словосочетание “новые левые”. Я понимаю причину его использования на постсоветском пространстве: всё дело в желании отмежеваться от КПСС и его огрызков наподобие КПРФ и КПУ. Дескать это “старые левые”, а мы “новые”, не перепутайте, дорогие журналисты.
Но на самом деле ни КПСС, ни КПУ, ни КПРФ не являются левыми в принципе. Ну, есть исключения на уровне отдельных членов, но в общем и целом уже много десятилетий это вполне себе социал-консервативные партии, которые называть “левыми”, даже старыми, не стоит. Сегодня “новые левые” – это бренд под которым удобно продавать всё что угодно – от здравых идей, до любой постмодернистской кашицы. Из названия не следует ровным счётом ничего, но между букв читается, что новые левые – это свежая кровь и молодость.
Но помимо свежей крови и молодости нужны ещё какие-то идеи. И когда доходит до их разбора, то оказывается, что “новые левые” могут предложить либо обезжиренный совок, эдакого молодого безусого Сталина. Либо розовенькую социал-демократию, которая уже успешно доказала свою несостоятельность и недолговечность. Либо какой-то постмодернистский синтез из всего подряд, который на практике оборачивается всё той же социал-демократией, только обёрнутой во фрейдо-марксистские или либертарные одеяния. А как раз те, кто по праву мог бы называться “новыми левыми”, к примеру автономы, давно уже не используют этот термин в качестве самоназвания.
И правильно.
К радикальным “новым левым” шестидесятых и семидесятых, которые были порождением кризиса идеи в условиях казавшегося вечным “социального государства”, современные постсоветские левые, живущие в условиях растущей неоконсервативной реакции, имеют отношение крайне отдалённое. Маркс и Кропоткин сегодня актуальнее чем Маркузе, хотя читать надо их всех.
Безусловно, на всех нас очень повлияли и 60-е и 70-е. И Красный Май и Красные Бригады. Автономизм и даже в какой-то мере боннанизм (самое новое и свежее из всех “новых левых” течений, если уж на то пошло, куда уж новее) оказали и продолжают оказывать влияние и на политическую теорию и на практику. Это хорошо и правильно, левая идея должна быть живой, она должна развиваться и меняться вместе с развивающимся и меняющимся миром. Но все эти изменения носят сугубо-утилитарный и тактический характер. Мы как были противниками частной собственности и государства, так и остаёмся. В этом отношении ничего фундаментально не изменилось по сравнению с 1917 годом. Да, уменьшилась доля промышленного пролетариата, появился пролетариат пост-промышленный. Да, появились новые виды собственности. Сошло на нет крестьянство (что, кстати, было предсказано). Растут монополии и крупные корпорации.
Всё как учили бородачи.

Так что не нужно быть “новыми левыми”, достаточно быть просто “левыми”.

Добавить комментарий

12 комментариев “О новых левых”