Колонка на Эхе: взгляд на Майдан слева

Лучший комментарий на эту колонку на Эхе

“ЛИМОНОВ-ВОЛОДАРСКИЙ вот такие гниды на баррикадах не погибают задача этих поддонков -стравить людей и хапать дивиденты”

maidan
Моё отношение к Евромайдану изменилось 16-го января. До принятия «законов о диктатуре» (которые cделали украинское законодательство похожим на российское) акции было можно хвалить как удачный пример низовой самоорганизации, ругать за приверженность националистической риторике и наивное доверие политиканам.

Но после 16-го января Янукович отчетливо показал, что его любовь к власти представляет опасность для окружающих. Жадность и властолюбие оказались сильнее здравого смысла.

А уже 19-го января Беркут начал стрелять на поражение, и остатки здравого смысла были смыты кровью. Стало ясно, что речь идет вовсе не о бесполезной евроинтеграции, не об отвратительном «национальном» и не о наивном «либеральном». Речь идёт о выживании всего политического спектра. Анархисты и другие леворадикалы сядут в тюрьмы чуть ли не раньше ультраправых, если Янукович сможет закрутить гайки. Достаточно наших товарищей из России, Беларуси или Казахстана прошли через репрессии, чтобы мы понимали опасности, которые таит копирование политической практики этих государств.

***

Месяц спустя, когда казалось, что волна ожесточения вроде бы откатилась, она нахлынула с новой силой. Я был на том митинге под Грушевского с которого началось повторное обострение. Мы пришли туда с ещё одним товарищем, художником и анархистом, пришли на «чужую войну». Чтобы понаблюдать. Первый митинг в моей жизни, на котором я не мог повторить ни одну из кричалок.

Меня мутит от «слава Украине» и прославления героев, «слава нации – смерть врагам» я люблю выворачивать наизнанку. «Зека/банду геть» – отдающая малограмотным снобизмом мещанская пошлятина. Я знаю гимн, но я никогда в жизни не пел его и не планирую.

Но пойти всё равно было надо – нельзя упустить момент, когда рядом делается история.

***

В толпе много недоброжелателей, которые в другой обстановке встретили бы нас ножами. Но в этот раз им явно было не до нас. Ультраправые – вполне привычные для нас оппоненты, не абстрактные «бандеровцы» из агиток для Восточной Украины, а вполне реальные субкульурные неонацисты, которые что в России, что в Украине выглядят почти одинаково. Встречи с ними могут закончиться очень нехорошо – год назад один наш товарищ чуть не умер от кровопотери, когда в нем опознали левака. Но эти враги более-менее привычные, понятные, а значит по-своему уязвимые. Мы понимаем, где заканчивается их сила и начинается слабость, это люди из плоти и крови.

По другую сторону, отгородившись автозаками и автобусами, находилось полицейское государство. Менты в форме и без, менты за зарплату и менты по зову сердца. Сила, стремящаяся сожрать всё, как хорошее, так и плохое, сила, стремящаяся к тотальности. Увы, в этом конфликте нет стороны, которую я могу поддержать. Но есть сторона, которая заслуживает того, чтобы бороться против неё в первую очередь.

Вблизи рассмотрел самооборону Майдана. Есть знакомцы из нацистских организаций. Заметил каску со стикером «Спильной Справы», поверх которого написано название враждебной ей группы С14. Судя по всему, трофей, добытый в междуусобицах.

Но подавляющее большинство самообороны — нормальные аполитичные люди, которых при другом развитии событий я бы с удовольствием мог встретить и на «идейно-близкой» акции.

***

Вышедший в Мариинский парк Майдан и Антимайдан, усиленный Беркутом, обмениваются угрожающими криками и жестами. «Рабы», обращённое в адрес антимайдановцев, при многократном повторении звучит как «Крабы», добавляя сюрреализма. Пока установилось некоторое затишье – отошли на Арсенальную выпить кофе и осмотреть окрестности. Встретили пару людей в неприятно-аккуратных костюмах, которые кого-то активно координировали по телефону и рассуждали, что «надо платить лохам 300 гривен, а не 400». Вот ни такие «костюмы», ни их клиентуру я на своих акциях определённо не представляю. Выйдя из кафе, полюбовались на ту публику, которую только что кинули на 100 гривен, мрачные помятые мужички собирались около метро и разговаривали друг с другом, как водится, «о пидарасах».

***

Вернулись как раз под эскалацию, понюхали немного газа с дымом и, в итоге, отошли к офису Партии Регионов. Хорошо знакомое место, мы его неоднократно пикетировали в мирное время. В этот день офис негостеприимно закрыл жалюзи и поливал недовольную толпу водой.

Собственно говоря, история штурма офиса ПР — весь украинский протест в миниатюре. Разозлённая толпа приходит, чтобы задать вопрос власти, но власть встречает её закрытыми дверьми и окнами, а также холодным душем. Если бы душа не было — люди разошлись бы сами, но тут они взбодрились. Возмущение нарастает, в окна летят камни, потом петарды, которые по большей части отлетают обратно в толпу и падают среди протестующих. Потом небольшим группкам всё же удаётся зайти с флангов, струя воды не успевает догнать всех, жалюзи выносят, ломают дверь, летят коктейли Молотова, с энной попытки разгорается огонь. Толпе удаётся ворваться внутрь, струя перестаёт бить. Через какое-то время из офиса выносят партийную символику и литературу, над сжигаемой кучей высоко поднимается черный дым — знак того, что Конституция не была принята.

Кстати, среди толпы, крушившей офис, присутствовал отнюдь не только правый сектор, которому принято приписывать любые проявления радикализма — я встречал знакомых анархов, множество либералов и нацдемов в возрасте, пожилую француженку с украинскими корнями и даже одного парня с флагом Кубы с портретом Че Гевары. Свой выбор символики он пояснил просто: «Я — революционер, люблю Украину, а политика мне безразлична».

***

Вечером того же дня в другого моего товарища, уже на Майдане, попала граната. Поврежденные ноги, окровавленное лицо, несколько травм на руках. Он бодро пишет
отчёты в фейсбук, но ноги не гнутся, и прямо сейчас его ждёт операция.
upd. Уже после написания этой колонке я узнал о смерти анархиста Сергея Кемского. Мы несколько раз спорили с ним на фейсбуке. Взрослый мужик хорошо за 30, присоединился к левым как раз на волне Майдана.
***

Дежурим в больнице скорой помощи. Тут много еды и огромная куча лекарств, принесенных волонтерами, которые надо сортировать. Приносят и деньги, удается оперативно купить новый холодильник для сбора крови.

Мне со смехом рассказывают, что какая-то девушка из арт-среды очень удивилась, что сюда поехал Володарский. «Как же так, он ведь левак, он ведь против всего, у него ничего святого». Человек, которому она это рассказывает — мой коллега по редакции сайта «Нигилист» и синдикату АСТ, он тоже левак, и у него тоже нет ничего святого. Он рассуждает: «Нас всех, конечно, всё равно расстреляют, кто бы ни победил. Но если победит, например, «Свобода», нас расстреляют красиво — перед строем, и какой-нибудь напыщенный Ильенко в чёрной униформе будет командовать парадом и картинно подавать сигнал шпагой. А вот если победят регионалы — нас просто забьют ногами в вонючем подвале».

***
Нельзя выбирать меньшее зло. Но тем более нельзя закрывать глаза на большое зло, которое творится прямо сейчас.

Добавить комментарий