Do androids dream of electric shit?
Do androids dream of electric shit?

Инфляция ненависти

Для революционеров прошлого обвинение в предательстве, в сотрудничестве с карательными органами, с большой вероятностью обозначало бы смертный приговор, который был бы приведен в исполнение бывшими соратниками. Поэтому такие обвинения редко озвучивались впустую.
В уголовной среде публично высказанные подозрения в работе на тюремную администрацию приводят к наказанию или экскоммуникации обвиняемого. Или обвинителя. Разбрасываться обвинениями определенного толка без абсолютной уверенности в своей правоте в серьезных кругах – не принято.

В современных политических тусовках обвинения друг друга во всех смертных грехах не влекут ровным счетом никаких последствий.

Стукачество, провокации, продажность, договорняки с властью или сотрудничество с нацистами: подобные обвинения, как обоснованные, так и высосанные из пальца, звучат непрестанно, без них не обходится ни одной серьезной дискуссии. И они не предполагают ровным счетом никаких выводов и последствий.
Люди обвиняют друга в предательстве революции и неделю спустя как ни в чем ни бывало стоят рядом на митинге.

Называют друг друга доносчиками и не прилагают никаких усилий, чтобы защитить от потенциальной угрозы себя и товарищей, более того, когда конфликт забывается, жмут “доносчику” руку.
Клеймят фашистами и продолжают организационное сотрудничество (а иногда как ни в чем ни бывало состоят с “фашистом” в одной организации, не ощущая за собой двоемыслия).

Нужно отвечать за свои слова. Речь идет не о гопническом желании бить морду за критику, речь об интеллектуальной ответственности. Об умении делать выводы хотя бы из собственных слов.
В политической культуре большинства наших современников (и это касается далеко не только левых) полностью отсутствует вот это ответственное отношение к словам.
И это приводит к плачевным результатам.
Если вокруг множество агентов спецслужб, если это проговаривается вслух, но никто им даже бойкот организовать толком не способен (не говорю о более серьезных вещах), если им все руки жмут при встрече, то может в сотрудничестве со спецслужбами нет ничего страшного?
Если все через одного – агенты Кремля, так может эти агенты Кремля – приличные люди с которыми можно работать? Если все – фашисты, а антифашистским подпольем не пахнет, то может с фашистами можно нормально уживаться?

Ненависть обесценивается. Её становится всё больше, но она бесплодна, она задыхается, не приводя ни к каким внятным выводам и тем более действием.

Раньше слово “предатель” было поводом если не для дуэли или драки, то для разрыва отношений, политических – уж точно. Теперь, чтобы политически размежеваться с человеком, приходится буквально мочиться ему в лицо, осыпая последними ругательствами всё что ему дорого. Всё равно потом все помирятся и условятся постфактум считать, что это была божья роса.
И это положение дел всех устраивает.

Недавно вот Кирилл Медведев, друг “левых с Антимайдана” (а по совместительству друг некоторых левых с Майдана, Кирилл Медведев заводит друзей повсюду, как Чебурашка из известного фильма) решил, что на него хотят написать донос в СБУ из-за его встречи со славным парнем, членом Боротьбы Андреем Манчуком. Хочет написать донос зловредная анархистская секта, анархистская секта – это оказывается я. Потому что я, дескать, злой человек и пишу плохие вещи о левых (вот такие как текст про боротьбу выше по ссылке), и про самого Кирилла несколько раз позволял себе недобро шутить. А это значит, что я непременно пишу доносы спецслужбам.

Действительно, очень убедительное доказательство. Следуя этой логике, любой жесткий политический текст эквивалентен доносу, то есть, всю левую классику, согласно Медведеву, следует приравнять к письмам в охранку. Если бы я имел несчастье обладать столь же могучим воображением как Кирилл Медведев, мне бы следовало обвинить его в желании облить меня кислотой. Ну ведь правда, доносчиков в радикальной левой традиции положено обливать кислотой, так? Называя меня доносчиком, левый интеллектуал призывает к жестокой расправе, не иначе.

Дико смешное и очевидно бредовое обвинение было бы, но даже оно более осмысленно, чем высосанный из пальца пост Медведева про “стоплист СБУ”.

А вообще, легкость, с которой люди бросаются тяжелыми обвинениями, сполна компенсируется их лояльностью и терпимостью к любому злу, воображаемому или реальному. Вам будет прощено воровство и предательство, насилие и жестокость, преступная халатность и стукачество. Абсолютно всё будет вам прощено, покуда вы сохраняете лояльность “движению”, покуда вы играете по неписанным правилам, которые позволяют постоянные ритуальные конфликты и обмен звонкими обвинениями в “предательстве”, “оппортунизме”, “продажности”. Бесконечная игра в объединение и размежевание. Правила запрещают одно: прекращение всей этой позорной и бессмысленной беготни, окончательный разрыв общения и коммуникации с “предателями” и “оппортунистами”. Политическое болото должно постоянно колыхаться: должны сменяться поколения анархистов, должны множиться троцкистские интернационалы, должны зарождаться новые сталинисты и марксисты-ленинцы мечтающие о революционной партии. Проблема возникает лишь если вы хотите осушить болото, остановить этот бесконечный чудовищный лавкрафтовский инбридинг идей и идеологий, превратившихся в пародии на себя.
левые интеллектуалы выходят из подполья

Если вы хотите безнаказанно делать что-то чудовищное, например, есть детей – идите в политику, не обязательно в “настоящую”, можно и в игрушечную левую политику.
Даже если вас случайно разоблачат и назовут каннибалом – не волнуйтесь, люди тут привыкли к оскорблениям и покруче и быстро всё забудут. Просто назовите оппонента в ответ фашистской подстилкой праволиберальным оппортунистом, а через пару месяцев вы будете как ни в чем ни бывало вместе пить коньяк и обсуждать построение политического субъекта нового типа.
pusher

Добавить комментарий

2 комментария “Инфляция ненависти”