Do androids dream of electric shit?
2.13K subscribers
299 photos
12 videos
4 files
346 links
Важнейшими из искусств для нас являются видеоигры и дизайнерские наркотики.
https://shiitman.ninja

Телеграм для связи: @shiitman
Download Telegram
to view and join the conversation
Давно думал, что было бы интересно сделать ролевую систему, в которой параметры персонажа базируются на семи смертных грехах.
Сегодня утром пришло в голову, что это можно было бы неплохо воплотить в рамках игры про Тиля Уленшпигеля.
Недавно фейсбук буквально за одну минуту заблокировал мой комментарий, в котором я поддержал дискуссию по поводу творчества художника-евразийца Беляева-Гинтовта.

"Мы не можем отказать ему в праве называться художником, но голову отрезать всё-таки придется".

Меня заинтересовало даже не неприятие фейсбуком декапитации как критического метода, а скорость удаления комментариев: очень маловероятно, что за одну минуту на меня успели бы настучать, а модератор успел бы это обработать. Такое впечатление, что модерация с помощью AI становится реальностью, и этот AI такой же всратый, как и люди удалявшие контент вручную.
Вчера в Киеве.
А что там у этого вашего клабхауса с интеграцией приложений/игр?
Мне кажется, что если разработчики сделают ставку не на эксклюзивность, а на массовость и сделают интеграцию с андроидом/десктопом/сервисами Амазона - нас может ждать бум голосовых приложений.
Представьте себе гонки, в которых скорость машин определяется тем как громко вы говорите "брумбрумбрум". Файтинг, в котором ваша сила будет определяться криками "кийааа". Представьте себе людей массово играющих в эти игры в транспорте после работы.
Мне кажется, что мы можем привнести в этот мир ещё немало безумия и абсурда если постараемся.
История с "Навальным-националистом" имеет два измерения.
С одной стороны, есть безумные tankies, которые как за деньги, так и бесплатно отрабатывают прокремлевскую повестку. Есть телеканал RT, который не брезгует использовать в своих целях как tankies, так и ультраправых.

С другой стороны, всё-таки факт остаётся фактом: взгляды Навального местами – неприличная дикость, в цивилизованном обществе неприемлемая. При этом вся его деятельность в последние годы никак с этими взглядами не коррелирует, они никак не влияют на его деятельность как политика и журналиста-расследователя. Попытка убийства и последовавшие репрессии в его адрес – пусть и не самое чудовищное, но одно из самых публичных и бесстыдных внутренних преступлений кремлевского режима.

То есть, как раз в целях политической целесообразности было бы логично от былых взглядов и заявлений отмежеваться – это бы не повлекло за собой никаких потерь, но избавило бы от множества проблем, вроде потери статуса политзаключенного от Amnesty (а потеря этого статуса – только первая костяшка домино, теперь для многих международных организаций Навальный стал токсичен – поддерживать его будут, но очень аккуратно, без вознесения на пьедестал).
В чём же проблема? Является ли Навальный таким убежденным и принципиальном националистом, что оказался не способен порвать с однозначно отягощающим его прошлым?

Нет, конечно. Всё гораздо проще и грустнее. Навальный, как и большая часть российской оппозиции вообще не понимает в чём тут вообще проблема.

Есть и куда более серьезные примеры: точно так же они не понимают в чём проблема, например, с Ройзманом, создававшим пыточные "реабилитационные центры" для наркопотребителей. Вся русская оппозиционная интеллигенция, буквально вся, замаралась о Ройзмана. И если в случае Навального хватило бы коротких извинений, то в случае Ройзмана без долгого деятельного покаяния уж никак не обойтись.

Кремлевская пропаганда не смогла пока что разыграть эту карту, потому что не придумала как: наркофобия в России – важная часть внешней и внутренней политики, основа идентичности в какой-то мере. Одной рукой публично обвинять Ройзмана в наркофобии, а другой – бороться против медицинской марихуаны и заместительной терапии – перебор даже для РФ. Но я думаю, что они как-то решат эту головоломку рано или поздно, для этих целей у русской пропаганды, в конце-концов, есть Кристина Потупчик и "прогрессивное издание Нож".

Сейчас во время новой волны репрессий уже поздновато рефлексировать на этот счёт, но и в куда более спокойные времена всякая рефлексия на этот счёт отсутствовала, и рассчитывать на её появление в будущем тоже не приходится.

В постсоветской политической культуре (и это, увы, касается не только России) принято противопоставлять "принципы" и "политическую целесообразность". На самом деле, это отнюдь не противоположные явления. Одно невозможно без другого. Отказ от принципов и убеждений, отказ от последовательности может дать короткое тактическое преимущество, но в длительной перспективе это всегда тупик, особенно для движений и политических сил, делающих ставку на массовую мобилизацию, и уж тем более на международную солидарность.
Это могло бы быть важным уроком для Украины, но я боюсь, что этот урок не будет выучен.

И да, надо отметить, что "левые" в основной массе подвержены этой самоубийственной всеядности не в меньшей, а может и в большей мене, чем либералы. Игнорирование кремлевской агентуры в своих рядах, игнорирование сталинистского душка, исходящего от многих влиятельных левых партий и организаций с которыми все пытаются дружить сотрудничать – это даже более серьезно, чем "национализм Навального". Когда левые и либералы обвиняют друг друга в недостаточной принципиальности – они в каком-то смысле ругаются с зеркалом.

Удобнее всего в этом отношении крайним правым – у них непоследовательность, продажность и оппортунизм буквально зашиты в политическую культуру, поэтому они только лишь делают их сильнее.
Концепт.
Игра в жанре hidden objects с элементами хоррора про человека ищущего закладки с наркотиками. В зависимости от употребляемых веществ он галлюцинирует или же обретает дар видеть Истинную Суть Вещей и изнанку мира.
И да, надо прятаться от патрулей полиции, само-собой.
Очень любопытная развитие получила дискуссия Розы Люксембург и Ленина по национальному вопросу.
Невозможно понять чьи идеи победили, по факту проиграли все. Перескажу максимально упрощённо, в первую очередь для тех, кто не погружен в левые разборки вековой давности.
Большевики первоначально выступали за освободительный национализм угнетенных народов (в том числе за независимость Украины от Российской Империи, да).

Роза Люксембург их за это критиковала, считала, что поощрение национализмов ослабит силы коммунистической революции, в частности говорила достаточно некрасивые вещи про украинскую независимость, а саму возможность украинской государственности издевательски сравнивала с созданием "независимой нижненемецкой нации".

Есть определенная ирония, что буквально год спустя после того как были написаны эти слова, вскоре после убийства Розы Люксембург, её соратники предприняли попытку создания Баварской Советской Республики, просуществовавшей меньше месяца. Конечно, эта утопленная в крови попытка революции не имела никакого отношения к национальному освобождению, но все же интересно, как абсурдная шутка про создание "новых искусственных наций" зарифмовалась с реальными историческими событиями (случись это на севере, а не на юге страны, ирония была бы ещё более явной).

Если максимально упростить "большевистский" и "люксембургианский" подходы к национальному вопросу, то получится, что Лунин и Троцкий видели в праве наций на самоопределение один из способов подрыва власти метрополий, а значит и пространство для развития рабочего движения. Люксембург же утверждала, что национальная борьба лишь ведёт к образованию/усилению национальной буржуазии, и не приносит никакой пользы ни рабочему движению, ни пролетариату в целом, только лишь распыляя и подрывая его и без того малые силы.

Ленин допускал, что империи следует раскалывать на фрагменты, наполняя национальную борьбу рабочим содержанием, Люксембург считала, что их надо непременно валить целиком, иначе промежуточные победы обернутся поражениями и вместо одного врага перед разобщенным рабочим классом предстанет множество врагов.
Ещё при жизни Ленина наметилась тенденция к воскрешению великоросского национализма и имперства, вопреки его же провозглашаемым принципам. Безусловно, слово "Империя" было табуировано, русский шовинизм порицался на словах. Но Российская Империя была практически собрана воедино в формате СССР, а поощрявшийся в республиках, в том числе в Украине, расцвет национальных идентичностей, уже тогда сводился преимущественно к культурным вопросам.
На смену Ленину пришел Сталин, воскресивший имперство уже в былом формате, а пространство национальной автономии ещё больше сузилось, сведясь к совсем уж карикатурным декоративно-этническим проявлениям.
Люксембург к тому времени была давно мертва, убита при попустительстве немецких "умеренных" социал-демократов (сложись история чуть иначе - у неё был бы реальный шанс погибнуть от рук большевистской агентуры несколько лет спустя).

Любопытно, какое развитие получили эти идеи сейчас. Люди, которые видят себя продолжателями большевистской традиции, включили вовремя погибшую Розу Люксембург в свой пантеон на правах великомученицы, фактически апроприировав её наследие. Её позицию по национальному вопросу они любят вспоминать, когда идёт речь об Украине, или, предположим, Польше. Баски, курды, каталонцы или ирландцы удостаиваются при этом одобрительного "ленинистского" подхода. Доходит до абсурдного: один и тот же человек может со ссылками на классиков обосновывать необходимость "национального освобождения" Абхазии или даже Приднестровья, сочувствовать каталонцам и в то же время поддерживать аннексию Крыма, оккупацию Донбасса и призывать к полной оккупации Украины и Беларуси.
Но, в то же время, политические наследники большевиков демонстрируют последовательность в другом. Они являются евроскептиками, они выступают за "многополярный мир", они склонны к антиамериканизму (США здесь рассматривается как сверхимперия), они выступают против трансатлантического сотрудничества ЕС-США, и так далее. Их куда большая лояльность к России объясняется тем, что Россия хоть и империя, но гораздо более слабая, чем коллективный Запад, и вообще чуть ли не сырьевая криптоколония. Таким образом, её борьба против ЕС/США включает в себя элементы антиколониальной борьбы угнетенных наций. А, предположим, стремящаяся "прочь от Москвы" прозападная Украина воспринимается не как жертва русского империализма, а как агент глобального Зверя, в борьбе с которым все средства хороши.

В то же время, если применить к современному миру логику Люксембург, то получится, что логичнее всего приветствовать мировое доминирование ЕС и США и тенденции глобализации. Отношение к отдалению Украины от России радикально отличалось бы от позиций Люксембург в начале прошлого века, при условии, что независимость будет сопровождаться включением в европейско-трансатлантическую "надгосударственную" Империю. Россия же, ведущая контрпрогрессивную борьбу против глобализации является именно что оплотом того самого бессмысленного и разобщающего национализма, который Люксембург в своё время критиковала.

Вот такая вот загогулина получается.
Концепт фильма.
Группа друзей в провинциальном украинском городке хочет снять порно. Весь процесс подается в немного комичном ключе: съемки постоянно срываются, отснятый видеоматериал оказывается непригодным из-за выключенной камеры или нелепого ракурса, а когда они наконец-то оказываются в интернете, то зарабатывают жалкие копейки.
Тем временем за ними следят полицейские и шьют дело за производство и распространение порнографии. Полицейских тоже преследуют нелепые ситуации на работе: из-за хождения по порносайтам на их компьютерах вирусы, мошенники украли у них номера карт (хорошо, что карты не их), они врут своим семьям, что ловят "опасную банду торговцев людьми", а сами остаются на работе, чтобы пить, употреблять наркотики и мастурбировать.
И вот полицейские набирают достаточно "доказательств" и устраивают облаву. В этот момент жанр фильма неожиданно меняется. Работники порностудии оказываются вооружены и подготовлены к облаве, в принципе, они и затевали всё это исключительно ради этой облавы. Становится ясно, что это они сами дали полиции наводку на свой аккаунт, они буквально "вели" полицейских всё это время, вплоть до наблюдения через взломанную вебкамеру и дистанционной помощи в "расследовании".
Следующие полчаса – это что-то среднее между "Пилой", "Хостелом" и "Сербским Фильмом". Полицейских заставляют сниматься в снаффе, убивая крайне жестокими и извращенными способами, заставляя пытать и убивать друг друга. Последнему полицейскому говорят, что он свободен, и когда он доползает до двери и поворачивает ручку – стреляют ему в затылок.
В конце основатели студии с новыми документами въезжают в другой город, снафф фильм был продан таинственному заказчику и принес им миллионы.
Полицейских задним числом увольняют из органов и полностью отрицают их существование, их семьи получают какую-то карикатурную унизительную компенсацию.
Добро торжествует.
(в сцене после титров раскрывается личность таинственного заказчика снаффа, задел для сиквела)
В России приняли закон согласно которому просвещение может быть исключительно тёмным.
Добавлю ещё к некрологу.

Самое главное за что я благодарен покойному Лимонову – это глубокое разочарование в Лимонове и во всём, что он олицетворял.

Не столько политически (имперский национализм и сталинизм НБП никогда не были мне близки), но скорее эстетически. Никто, наверное, никогда не воспринимал эклектичную идеологию нацболов всерьёз (включая большинство самих нацболов), но их эстетика оставила свой след во всех постсоветских политических субкультурах, от левых до либералов, от ультраправых до либертарианцев. Даже те, кто последовательно и принципиально не любил Лимонова, всё равно часто воспроизводили "нацбольские" паттерны в своих лозунгах, музыке, акциях и т.д. Да что уж там, вся кремлевская пропагандистская машина, вся эта комсомольская отрыжка "Росмолодёжи", для которой в 2000-х Лимонов был главным врагом, строилась по нацбольским лекалам. Движение "НАШИ" – это уродливый клон НБП.

Под "нацбольством" я в этом контексте подразумеваю не красно-коричневый синтез, а то что было спрятано под ним: поэтический бунт против мира, бунт против самой реальности, бунт во имя красоты, не проводящий различий между красотой и эффективностью. И раз за разом этот подход оборачивается воспеванием и романтизацией тех мерзостей, которые следовало бы уничтожить в первую очередь.

Революция, которая ставит на первое место эстетику и красивую позу, отказываясь от разума, отказываясь от постоянной рефлексии, неизбежно превращается в реакцию. И эстетика, что примечательно, при этом тоже куда-то девается, превращаясь в злую карикатуру на себя же, как старик Лимонов стал карикатурой на себя молодого.

Трагедия в том, что это не потому, что Лимонов "сломался", напротив, это абсолютно закономерное развитие.
Самое интересное в фигуре маньяка Мохова, из которого русское телевидение сделало звезду – это то, что он совершенно не интересен. Банальный и скучный жлоб без единой оригинальной мысли.

Я понимаю, когда поп-звёздами становятся харизматичные психопаты наподобие Чарли Мэнсона, его выступления в суде и тюремные видео – это перформансы высокого уровня. Я понимаю, когда поп-звёздами становятся чудовища лишенные харизмы и особых талантов, но совершившие что-то такое, что переводит их из категории людей в категорию монстров, наподобие Джона Гейси.

Но Владимир Мохов – это же не Мэнсон и не Гейси. В нем нет харизмы злодея, нет и монструозности, это не нелюдь, а просто человек, даже не страшный, а омерзительный и жалкий. Заурядность на максималках, зло настолько тупое, что не способно осознать себя как зло. Для меня загадка почему журналисты берут у него интервью, снимают эфиры, и ещё платят за это деньги.

У меня даже не этическое (интервью с Мэнсоном я бы посмотрел), а сугубо эстетическое непонимание происходящего. Публике это реально интересно?
Кстати, очень странно, что при всех этих разговорах про интервью Мохова никто не вспомнил мокьюментари "Party Monster: Scratching the Surface". Есть на нетфликсе, кстати, я случайно наткнулся пару месяцев назад.
Это абсурдная комедия про то как мужская версия Собчак берёт интервью у американского Мохова. Фильм снят людьми, которые ни про Собчак, ни про Мохова не подозревают, естественно.
История не только о банальности, но и о глупости зла. Всего полчаса длится, рекомендую.
Я могу в теории понять людей топивших за Зеленского и Слугу Народа в 2019. Не поддержать, но понять могу, в их выборе прослеживается внутренняя логика.
Есть те, кто рассматривал свой выбор как декларацию недоверия властям.
Выбрать нарочито некомпетентного и карикатурного кандидата в качестве своеобразной пощёчины "старым" политикам.
"Кто угодно, лишь бы не Порошенко, но все-таки не Тимошенко и не Бойко".
Людей в какой-то форме поверивших образам из сериала "Слуга Народа" я в теории тоже понять могу, в основе их выбора лежит крайне своеобразная, абсолютно чуждая мне, но все же логика, пускай и основанная на магическом восприятии мира и вере в чудо.
Люди, которые продолжают топить за Зеленского и его партию в 2021 году в мою картину мира не вписываются, я просто не понимаю их мотивации. Мотив "назло Порошенко" уже два года не актуален. Чуда тоже не случилось и уже понятно, что не случится.
На самом деле, верить в меркантильный интерес комментаторов за Зеленского — это делать им комплимент.
Предположение, что в 2021 можно выступать за Зеленского бесплатно и от чистого сердца оскорбляет куда сильнее, чем упрёки в проплаченности.
Вспоминал опять фильм Тетсуо. Если кто-то не смотрел: это классический японский индустриальный боди-хоррор. Такая себе история "Железного Человека": у протагониста изнутри прорастают металлические части. Сначала проволока внутри лица, потом арматура, потом появляются всякие примитивные устройства. Никакого киберпанка (фильм часто ошибочно относят к этому жанру), никаких высоких технологий, вся техника старая, тяжелая, намеренно несовместимая с человеческим телом.
Так вот, я подметил, что пугающим и отвратительным в этом фильме является не столько чужеродный метал, сколько человеческое тело, которое оказывается не готово его принять. Именно его страдания – источник постоянного дискомфорта и беспокойства, которые ощущаешь во время просмотра фильма.
Как только протагонист смиряется со своей новой сущностью и избавляется от остатков человеческого – он обретает счастье и внутреннюю гармонию.
Концовку я вообще воспринимаю как крайне счастливую и оптимистичную.
Бостонський науковий музей поставив пам'ятник Лєонарду Німою