Тюрьма номер один

Отличное журналистское расследование Константина Усова.

В тюрьме действительно так, только хуже.
Не были показаны “боксы” где часами держат людей, которых переправляют в суд/райотдел и обратно. Крошечные коробки в которых нечем дышать и часто негде сесть, куда могут набиваться десятки людей. Не отражена также ключевая, на мой взгляд, тема: НЕВОЗМОЖНОСТЬ легальной коммуникации. Нельзя вызвать к себе адвоката, не прибегая к запрещённому мобильному телефону. Получается, что защитник должен сам изъявить инициативу и прийти к закючённому. Возникает вопрос: откуда юрист узнает о нарушении прав свего подзащитного, если тот не имеет права с ним связаться? Аналогичным образом, нельзя связаться с родственниками и попросить передать какую-то определённую еду и лекарства. Получается, если человек заболел, он должен ждать визита адвоката, чтобы высказать ему свои жалобы, а тот, в свою очередь, передал их родственникам. За это время можно несколько раз умереть от пневмонии. Если хочешь жить – придётся звонить по телефону, местные врачи смогут предложить в лучшем случае аспирин. То есть, эта система изначально включает в себя коррупцию. Для того, чтобы в полной мере реализовать своё защищённое законом право на защиту или на медицинскую помощь, приходится нарушать закон и использовать запрещённые предметы.

Я боюсь, что первым результатом расследования Усова станет (если ещё не стал) массовый шмон с изъятием телефонов из всех камер. Первая реакция мусоров на любую утечку информации – попытка пресечь источник этой утечки. Решать сами проблемы они не будут, поскольку они сами – проблема. Любой работник пенитенциарной системы – это преступник и палач, даже “хорошие и добрые” мусора. Что-то с сделать с этой системой может только лишь полная люстрация. Все отлично это понимают. Действительно эффективная рефрма пенитенциарки неизбежно повлечёт за собой её ликвидацию.

На месте “неконструктивных” (т.е. неподментованных) правозащитников и активистов я бы требовал в первую очередь всего лишь двух вещей:
1. Отмена ограничения на свидания и передачи для подследственных. Свидания не через стекло, а в специальной комнате, как в исправительных центрах, например. Снятие ограничений на переписку. Переписка без цензуры.
2. Легализация телефонной связи. Сейчас соблюдается статус кво: мусора знают про телефоны, зеки знают. что мусора знают про телефоны и поэтому почти не выносят наружу ту информацию, которая может спровоцировать шмон. Как только связь будет легализована – тюрьма взорвётся от жалоб.

Самая страшная плесень – это не та, которая на стенах, а та, которая в головах у тюремщиков.

Добавить комментарий