(De)constructing ideology

7 записей

“Завидовать вымышленному дикарю”. Об особенностях правого рессентимента

Образ дикаря вызывает у правого восхищение и зависть (пусть и смешанные с ненавистью и страхом), дикарь – это в определенном смысле сверхчеловек, поскольку он пришел из Прошлого, он – дитя Золотого Века, он на сто процентов настоящий, что можем противопоставить ему мы, жалкие выродки Кали Юги?

О корпорациях и борьбе за права

Капиталистическое общество вполне стремится к решению проблем ксенофобии, сексизма, нетерпимости. Более того, решаются эти проблемы куда более эффективно, чем даже в левой или либертарной среде.

О диалоге

Существует одна распространенная ошибка: полагать, что для достижения мира между людьми им нужно всего-навсего научиться “слушать” и “понимать” друг друга. Она исходит из ложной предпосылки о том, что, дескать, все люди хотят одного, просто выражают это желание по-разному. Поэтому все идейные противоречия надуманы, а если найти общий язык, то можно сформулировать некую идею, которая всех устроит. На самом деле нет.

По поводу плакатов на Прайде

Прайд окончательно вышел из небольшого субкультурно-правозащитного гетто, его численность возросла не в десятки, а буквально в сотню раз. Туда приходят разные активисты, цели и убеждения некоторых из них кореллируют с изначальными целями Прайда примерно так же, как политическая платформа Правого Сектора – с идеей евроинтеграции. На акцию приходят, в том числе, и люди, которые негативно относятся к его организаторам. И это нормально

О проигрыше правых

Победа Трампа и ликование его сторонников по всему миру – это, безусловно, проявление Реакции. Но та форма, которую принимает Реакция сегодня в США, та форма, которую теперь неизбежно начнут копировать правые Запада (и, в перспективе, вообще всего мира) позволяет смотреть в будущее с оптимизмом.

Перезапуск: об анархизме, свободе и расстановке приоритетов

Среди социальных анархистов не принято прямо артикулировать собственные эгоистические устремления и желания. Даже перед самими собой. Вместо них принято озвучивать христианские, по сути, идеологемы о лучшем мире, о всеобщем спасении. Революция – аналог Страшного Суда, которая низвергнет в ад козлищ (буржуазию и её пособников), а все прочие будут наслаждаться новым прекрасным миром. На этом фоне неловко бороться за свою личную свободу и низменные желания, бороться надо непременно за свободу для всех и каждого.

28 панфиловцев как тоталитарный феномен

Я не смотрел фильм “28 панфиловцев” и не планирую, но с большим интересом наблюдал за развернувшейся в России дискуссией об “исторической правде”. Героический миф о войне предлагалось принять в качестве неоспоримой истины. Несмотря на то, что историками было вполне убедительно доказано, что история панфиловцев – вымысел, министр культуры Мединский в ультимативной форме потребовал считать её правдивой.