Ліва Справа – Антифашистская тактика в современной Украине

Очень давно обещал написать этот текст для ЛС.
И вот написал.


В течение последних лет мы наблюдаем рост активности и агрессии неофашистов: на улице, в университетах, в культурном и информационном пространстве. Усиление их позиций требует адекватного ответа с левой стороны. Сегодня уже нельзя отрицать угрозу – успех ультраправых всегда идёт вслед за экономическим кризисом. На фоне снижения уровня жизни фашистская реакция может стать последней надеждой капиталистической системы на выживание. Тогда масштаб денежных и политических влияний в “ВО Свобода” (или тех кто придёт ей на смену) увеличится ещё больше. Сейчас рано говорить об угрозе захвата власти “ВО Свобода” или её аналогами. И вряд ли эта угроза когда-либо станет реальностью. В современных реалиях фашисты вполне могут играть роль стабилизатора системы не забираясь на самый верх, и даже сохраняя видимость радикальной оппозиционности. С одной стороны, их руками будет оказываться давление на левые и социальные движения, с другой стороны – они будут легитимизировать репрессии режима и любые закручивания гаек в адрес “экстремистов”. Полицейские и нацисты находятся в причудливом симбиозе: первые играют роль “санитаров леса”, не давая ультраправому террору выйти из приготовленного для него русла, вторые же способны применить силу там, где полиция стесняется.

Мы не имеем права игнорировать фашистскую угрозу. Хотя бы потому, что она не игнорирует нас. Атакам всё чаще подвергаются даже очевидные нонкомбатанты: если раньше на острие находились преимущественно антифа, то теперь под ударом оказываются выставки, презентации левых журналов, и даже далёкие от политики концерты. Опасения вызывает не только само физическое насилие, но и его благодушное освещение в СМИ и восприятие в обществе. Если агрессия не встречает адекватного сопротивления, она тяготеет к эскалации. Антифашистское движение в Украине в последнее время стабильно шло на спад, во многом из-за того, что многие радикальные левые и анархисты недооценивали его важность, отмежевались от антифа-среды, оставив её вариться в собственном соку. Интеллектуалы свысока смотрели на “неумных” и “неконструктивных” уличных антифашистов, которые глупо рискуют жизнью в ненужных драках. Теперь становится хорошо понятно, что если текущие тенденции продолжат развиваться, то жизнью придётся рисковать уже самим “левым интеллектуалам”. Когда герои и безумцы перестают ложиться на амбразуру, враг не перестаёт стрелять – он приходит в окопы и добивает прикладом тех, кто отсиживался там за чужими спинами.

В то же время, нужно понимать, что антифа отнюдь не ждут левых теоретиков, которые придут к ним, увлекут за собой правильными словами, воодушевлят и пошлют на праведный бой с врагом. Для того, чтобы антифашистское движение, или, правильнее сказать “антифашистские движения”, вышли из спячки и снова стали активной силой с которой придётся считаться, нам нужно пересмотреть сам подход к антифашизму. Во первых, следует перестать воспринимать антифа как “наёмную охрану”, во вторых – отказаться от мессианских и фюрерских устремлений. Просто станьте антифашистами сами. Как только интеллигент-идеолог начинает воспринимать себя именно как идеолога, а не как равного участника процесса – он лишается права кого-либо чему-либо учить. Левым противопоказаны попытки возглавить и искусственно политизировать антифашистское движение (как и вообще любые попытка возглавить что-либо). Но так же глупо было бы пытаться мимикрировать под “своих парней” из субкультуры, сводить антифашизм к общим словам, избегать спорных тем и собственного позиционирования. Политика, основанная на лжи, манипуляциях, умолчаниях и интригах всегда завершается провалом. Мелодия революции не терпит ни малейшей фальши. Широкий антифашистский фронт будет возможен только лишь тогда, когда в него войдут организации и индивидуумы отказавшиеся от мысли об удовлетворении своих личных и политических амбиций за чужой счёт, но не стесняющиеся вслух артикулировать и отстаивать свои убеждения. В отличие от европейских, многие украинские антифашисты из субкультурной среды имеют очень поверхностные представления о политэкономии или же сохраняют массу ксенофобских предрассудков разного толка. Нельзя замалчивать и игнорировать эти недостатки, но бороться с ними можно только лишь изнутри, с позиции равного, не становясь в позу того, кто “знает как надо”. Нет зрелища более жалкого и нелепого, чем стадо, которое состоит из неудачливых пастухов, каждый из которых не оставляет надежду стать главным.

Антифашизм не может быть аполитичным уже хотя бы потому, что фашизм – это политика. Но антифашизм не может и не должен превращаться в политиканство, как раз его-то и следует оставить нашему противнику. Ультраправые показали способность к объединению по схеме снежного кома – более крупная, мощная и влиятельная организация вбирает в себя более мелких конкурентов, делая их частью одной общей силы, которая сейчас триумфально вкатилась во Верховную Раду, чтобы занять отведённое ей место в ногах у действующего режима. Антифашисты не могут воспользоваться той же тактикой по простой причине – мы другие. Фашизм – это всегда иерархия, радость власти над слабейшим и подчинения сильнейшему. В основе же левой идеи лежит кооперация и сотрудничество равных. Катящемуся снежному кому мы должны противопоставить быстрый речной поток. Замечу, именно речной поток, а не болото. Текущую воду объединяет лишь общее направление, а не структура. Антифашист может быть анархистом, социалистом, марксистом, даже левым либералом. До тех пор, пока он действует как антифашист – он часть этого единого и разнообразного потока, не так важно то, как называет себя человек, важно то, что он делает на самом деле. Но в воде вполне может оказаться и плывущий по течению мусор. Если его станет слишком много – он может попросту забить русло и течение прекратится. Антифашизм не должен быть прикрытием или трамплином для реализации чьей-либо воли к власти.

Но от общих слов перейдём к конкретике. К тому чем мы, как антифашисты, должны заниматься сегодня. Если уж мы начали с ультраправого насилия, то вполне логично сперва затронуть вопрос безопасности, один из базовых. Регулярные нападения способны очень затруднить любую политическую деятельность. И если они проходят успешно и остаются безнаказанными – это деморализует, независимо от уровня наносимых повреждений и разрушений. Прямое насилие – это первое чему левым следует научиться противостоять.

Культура безопасности – понятие гораздо более широкое, чем регулярные тренировки или ношение с собой газового баллончика. Можно вести долгие и насыщенные споры о том, какое единоборство более эффективно, о том, что лучше останавливает агрессора – “Флобер”, или пневматика, о том, что лучше носить в кармане, нож или кастет. Обычно в таких спорах участвует небольшое количество энтузиастов, а остальные с плохо-скрываемой иронией смотрят на “кровожадных маньяков”. За этим интересным для всех сторон занятием забываются куда более первостепенные вещи. Безусловно, многие левые активисты и активистки никогда не станут уличными бойцами. От них это и не требуется – достаточно не становиться лёгкими жертвами. Базовые меры предосторожности может усвоить каждый и они касаются не столько непосредственно техники боя, сколько вопросов тактики. Умение организованно передвигаться большими группами вместо маленьких, умение смотреть по сторонам и оценивать ситуацию, не рассеиваться на два квартала по пути на акцию или с акции, согласовывать и использовать неожиданные транспортные маршруты, не оказываться в малом числе там, где возможно нападение, и, в конце-концов, оперативно связываться между собой по телефону, чтобы предостеречь или позвать помощь. Всё вышеперечисленное может освоить каждый, независимо от физических навыков и интеллектуальных способностей. Не требуется даже особой дисциплины и усидчивости – немного здравого смысла и способности серьёзно смотреть на вещи. Эти правила вообще кажутся чем-то само-собой разумеющимся, но практика показывает, что ими постоянно пренебрегают. Любой человек, бесцельно рискующий собой (независимо от того, идёт речь об угрозе насилия со стороны фашистов или о полицейских преследованиях), также ставит под удар и своих товарищей. Каждое удачное нападение воодушевляет правых, каждое поражение – повергает в уныние. Антифашистам, а сейчас под этим словом я подразумеваю не столько “боевых антифа”, которые вполне обойдутся без моих советов, сколько всех радикальных левых, следует научиться совместным действиям в случаях реальной угрозы.

Вторая важная сфера активности – это медиа. Наши оппоненты тратят деньги на создание заказных сюжетов на телевидении, на отбеливание себя в прессе, на оплату услуг комментаторов на новостных сайтах. Но если на их стороне ложь и топорная пропаганда, то мы можем противопоставить им лишь честность и профессионализм. Не следует пытаться перекричать истеричные вопли которыми наци загрязняют информационное пространство, но наш голос должен быть слышен достаточно чётко. При работе со СМИ важно учитывать следующие базовые правила: оперативность в реакции, логичность в аргументации, честность и последовательность в изложении событий и своей политической позиции. Многие люди, когда речь заходит о фашизме, сбиваются на пропагандистские штампы, которые уже десять лет как вызывают смех не только у оппонентов, но и обывателя: “страна победившая фашизм”, “поклонники Гитлера”, “разжигание межнациональной розни”, и, самое глупое, что только можно предумать: упоминание “экстремизма”. Желая говорить понятным для общества языком левые часто сбиваются на пустой, ничего не значащий и даже вредный канцелярит. Давайте будем честными – мы антифашисты не потому, что наши деды были антифашистами. Это аргумент, который работает для шестилетнего ребёнка, даже для подростка он уже малоубедителен. Мы – антифашисты, потому что мы выступаем за социальную справедливость и личную свободу, а фашизм – это реакционная идеология устанавливающая жесткую иерархию в обществе и практикующая насилие над личностью. И эту мысль в разных формах, разными словами, нужно озвучивать постоянно. Нужно избавляться от привычки бездумно отождествлять оппонентов с гитлеризмом. В наших реалиях было бы куда полезнее критиковать и разбирать Донцова. Но не обязательно глубоко лезть в историю – у нас перед глазами есть реальные политические программы современных нам партий и движений, десятки и сотни мегабайт их высказываний, информация об их реальной деятельности. Один вдумчивый анализ программы “ВО Свобода” стоит тысячи пафосных упоминаний Гитлера. Мы говорим о ксенофобии как о некоем абсолютном зле. Но этого недостаточно, нужно объяснить почему она действительно является злом. Нельзя эффективно бороться против разжигания межнациональной розни, не разжигая при этом рознь классовую. Ненависть к “другим” – эффективнейший способ контроля настроений трудящихся и поэтому нельзя эффективно бороться против неё оставаясь в либеральном дискурсе прав человека. Апелляция к “Правам Человека” ничем не лучше, чем апелляция к Библии, Корану или Велесовой Книге. Если ставить своей целью не участие в модных тренингах и не получение правозащитных грантов, а достижение реальных целей, то разделять левизну и антифашизм решительно противопоказано. “Все народы хороши, африканцы хорошо играют на барабанах, цыгане поют, кавказцы готовят вкусную шаверму, а евреи – рыбу фиш” – этот уровень аргументации тоже хорош для уровне детсада. Для того, чтобы воздействовать на взрослых людей, мы должны всякий раз препарировать ксенофобские предрассудки до основания, добираться до их экономической и политической природы, и не только разрушать ложные образы врага, но и указывать на настоящие – капитал и государственную власть.

Отдельно следует упомянуть апелляцию к “экстремизму” и призывы к наказаниям за мыслепреступления (статья 161 ч.1 УК Украины). Экстремизм – это искусственный конструкт созданный либерально-консервативной демократией. Центристам очень выгоден некий термин, которым можно объединить левый и правый радикализм. Ультраправые часто не прочь сказать, что они борются против “левого экстремизма”. Но им, находящимся в симбиозе с властью (осознанном или неосознанном – не суть важно) – это вполне простительно. А вот левые, всякий раз апеллируя к закону и соглашаясь с практикой наказания за слова и мысли, роют яму сами себе. Нет, конечно же, фашизм – это не политическая позиция, фашизм – это преступление. Но судить и карать за него должны не украинские суды. Следует чётко разделять слова и убеждения и реальное насилие, во втором случае невольная апелляция к правоохранительным органам неизбежна уже потому, что самосуд сделал бы обвиняемыми нас самих. И то, очень важно выбрать правильный тон и манеру общения с милицией. Мы не просим у них помощи и защиты. Напротив, это они не дают нам эффективно защищать себя самим. Нам достаточно убедительно указывать на коррумпированность, продажность и толерантность к фашистам, проявляемую правоохранителями, отобравшими у нас право на непосредственное осуществление справедливости. Быть в позиции обвиняющего, а не просителя. Что же касается людей, допускающих ксенофобские высказывания, желтых листков, публикующих статьи с расистскими заголовками, пронацистских симпатиков от искусства – бороться с ними нужно без апелляций к Уголовному Кодексу. Подробная, качественная и взвешенная критика с одной стороны и бойкот с другой. Выдавливать фашистов отовсюду, откуда только можно – из газет, из галерей, с кафедр ВУЗов. Мы не должны ни в коей мере одобрять или поддерживать государственную цензуру – она будет в конечном счёте направлена и против нас (даже в большей степени против нас), но мы всегда вправе лишить оппонентов слова на своих площадках, загонять их в интеллектуальное и информационное гетто. Успешная культурная политика левых может быть лишь экспансивной и направленной на завоевание гегемонии, мы не можем просто немного потеснить ультраправых, просто заставить журналистов отказаться от “языка вражды”, просто закрыть ксенофобам вход в школы и на кафедры. Оборона может оказаться эффективной, лишь только если она будет наступлением.

Если подытожить сказанное выше, нам нужно антифашистское движение основанное на следующих принципах:
1. Горизонтальность и автономизм. В широких коалициях, ни одна организация не должна доминировать, никто не должен получить возможность приватизировать достижения антифашистского движения и использовать их в своих политических целях.
2. Социальная ориентированность, связь между антифашистским и антикапиталистическим сопротивлением. Фашизм имеет социальные корни и нельзя бороться лишь с последствиями, не указывая на причины. Мы должны не только лишь противостоять нацистам, но и находить свои решения тех вопросов, которые в извращённой форме пытаются поднимать правые популисты.
3. Открытость и честность. Никаких манипуляций, никакой лжи, в том числе во спасение. Честное признание своих ошибок, полная ответственность за свои действия и убеждения, в том числе за ошибки.
4. Работа на всех уровнях. Улица, интернет, СМИ, университеты – мы не можем победить в одном месте и проиграть в других.

¡No pasarán!

Добавить комментарий

2 комментария “Ліва Справа – Антифашистская тактика в современной Украине”