Замечание об украинофобии

Вынужден признать ошибку, которую я допускал в течение многих лет.

Я искренне полагал существование такого явления как “украинофобия” пропагандистским конструктом правых, который националисты придумали, чтобы клеймить всех неугодных. Проблема дискриминации украинцев по национальному признаку в современных реалиях казалась мне абсолютно надуманной. Есть национальное государство, никто не угнетает за язык или этническое происхождение, о чём тут вообще говорить?

uprazdnit

В данном случае, я, как представитель привилегированного русскоязычного большинства, действительно не замечал проблемы. Того, что человек говорящий по-украински, к примеру, в моём родном Луганске воспринимался окружающими (и до определённого момента мной тоже) либо как “селюк”, либо как “бандеровец”. Украинский выговор или акцент воспринимался либо как знак принадлежности к социальному низу (социальный расизм вообще часто идёт рука об руку с этнической дискриминацией), либо как выражение националистической политической позиции. Нельзя “просто так” говорить по-украински, ты или из глуши, или фашист и выёбываешься. Шутки про “хохлов” до определённого момента также не казались мне оскорбительными или ксенофобскими. Белые люди склонны не замечать расизма, гетеросексуальные мужчины, в основной своей массе, не считают проблемой сексизм и гомофобию, люди способные передвигаться самостоятельно редко вникают в тот кошмар в котором вынуждены существовать люди с ограниченными возможностями.

В Киеве я прожил несколько лет, едва ли произнеся пару десятков связных фраз по-украински и ни разу не испытывал дискомфорта из-за “неправильного” языка. Не испытывал я его и во Львове. Представьте себе человека живущего где-нибудь в Москве и не говорящего по-русски. Да чего там в Москве – в Луганске, даже до начала всей этой ЛНРовской движухи за украинский язык в быту вполне можно было выгрести от местных гопников – такой же точно показатель инаковости как “неправильный” цвет кожи, форма носа или разрез глаз. Нужно упомянуть и о социальном аспекте украинофобии – “хохол” может быть гастарбайтером или торговцем, но ему не положено играть какую-то значимую роль в приличном русскоязычном обществе, хочешь быть наверху – необходимо русеть. Образованный хохол, хохол-литератор или поэт может быть разве  что  забавной учёной экзотической зверюшкой, которой просвещённые жители метрополии могут искренне поаплодировать. “А потом вышла обезьяна в мешке и сыграла нам на лопате”.

Люди постарше могут подтвердить или оспорить то, что современная украинофобия имеет советский генезис, связанный с мифологией “Великой Отечественной Войны”. Украиноязычный человек или даже говорящий на суржике автоматически нарекался “бандеровцем”. Для этого не надо было быть галичанином или разделять какие либо политические убеждения – достаточно было жить западнее Харькова или Днепропетровска, уроженцы Чернигова или Полтавы или киевляне являлись “бандеровцами” просто по определению. А “бандеровец” – это “фашист”. Т.е. в отношении украинцев применялся как раз абсолютно фашистский по сути миф о “народе-предателе”, пусть и в более мягкой форме, чем против чеченцев или крымских татар. Нужно заметить, что сейчас такая же глубоко-фашистская по своей сути идеологема “народ-предатель” применяется уже украинскими правыми против выходцев из Донбасса, точно так же как “галичане” приравнивались к “бандеровцам”, жители Донбасса приравниваются к “сепаратистам” или пророссийским боевикам. Это очень опасная практика – точно так же как стигматизация “бандерой” жителей Западной и даже центральной Украины привела к абсурдной  реконструкции культа УПА, донбассофобия, поколения спустя, может породить идиотов марширующих с портретами Гиркина и Бабая и воспроизводящих мифы о “героях русский весны”.

Признание мной проблемы украинофобии не делает меня сторонником “украинской национально-освободительной борьбы”, точно так же как признание проблемы антисемитизма не делает из меня сиониста. Я не повяжу на себя сине-желтую ленточку, точно так же как я не беру в руки израильский, палестинский, курдский или баскский флажок. Национальное государство не является лекарством от дискриминации и угнетения, а в том будущем за которое я считаю желанным не будет ни Украины, ни России, ни США, ни Израиля, ни Палестины. Но бороться с конкретными формами дискриминации следует здесь и сейчас – и нельзя отрицать, что украиноязычные вполне могут ей подвергаться, причем на систематической основе. Это, конечно же, не обозначает, что они сами параллельно не могут быть дискриминаторами: расистами, донбассофобами, антисемитами. Но то, что жертва часто бывает агрессором в какой-то другой плоскости,  не отменяет ее статуса жертвы.

Также как факт существования “украинофобии” не отменяет того, что это понятие будут использовать  в своих целях, ультраправые. Украинофоб – удобное обобщающее клише, так можно назвать и русского фашиста имперского толка, и анархиста отрицающего нации как таковые. Очень привлекательная перспектива для манипуляторов.

Добавить комментарий

25 комментариев “Замечание об украинофобии”