Проповедь о Гордыне

Когда-то давно журнал “Вдох” предложил мне написать что-то о любимом смертном грехе, я и написал. Попал там в очень хорошую компанию, посмотрите. Кроме “Вдоха” Проповедь о Гордыне нигде не публиковалась, а стоило бы. Иллюстрации – Виктор Володарский.

«Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению»

Любая революция начинается с греха Гордыни.

gordinia

Бог редко озвучивает свою волю напрямую, мало кто из нас удостоился чести поговорить с горящим кустом. Тот авторитарный и неумолимый Бог, которому вольно или невольно от рождения повинуется любой человек — это совокупность социальных установок, писанных и неписанных правил.

Именно они в конечном счёте и являются действительным источником любой власти. Этим установкам не обязательно напрямую опираться на священные книги. Авраамические религиозные нормы и так повсеместно пронизывают нашу культуру. Религиозные тексты давно распались на слова и буквы, истерлись в пыль; они растворились в воздухе, которым мы дышим и воде, которую мы пьём. С началом эпохи Просвещения мы много раз убивали Бога и его смерть всякий раз была несравнимо более мучительной, чем широко разрекламированные муки на кресте. Но он всегда возвращался в новом обличии. Бог может менять маски, но его иногда тяжелая и давящая, а иногда эфемерная и почти неощутимая фигура всё равно довлеет над нами.

Первым революционером в христианской традиции следует считать Каина.

Грех Адама и Евы был неосознанным, потому что они не знали разницы между добром и злом. Антропоморфный авраамический Бог, почеловечески жестоко обошелся со своими  наивными созданиями. Запретив им есть плоды с Древа Познания, он сделал их падение неизбежным.

Ведь, не познав добра и зла, Адам и Ева никак не могли осознавать греховность нарушения божественного запрета. В общем, первые люди, наградившие нас первородным грехом, никак не заслуживают звания революционеров. Скорее их можно сравнить с бездомными, которых недобросовестный полицейский заставляет нарисовать свастику на заборе, чтобы потом арестовать за экстремизм. История печальная, но лишённая всякой борьбы и всякого героизма.

Совсем другое дело Каин. Он был потомком вкусивших от Древа Познания, он мог различать добро и зло и он мог выбирать. Его бунт против общества (не важно, что на тот момент общество состояло из четырех человек и одного сверхсущества) и морали был осознанным. Каин понимал, что такое убийство, но он убил в знак протеста. Первый эко-террорист был возмущён несправедливостью Бога, отвергшего его вегетарианское жертвоприношение, предпочтя трупы животных. Именно Гордыня подвигла первого революционера на поступок. Конечно же, где-то рядом присутствовали Зависть и Гнев, но эти грехи вторичны, они могут войти в душу человека, лишь когда Гордыня откроет им дверь. Лишь она может подвигнуть человека на бунт против Создателя и его Вселенной, лишь Гордыня внушает нам, что мы способны различать справедливость и несправедливость лучше, чем высшие силы.

Был ли революционером Люцифер — вопрос неоднозначный и вокруг него было побито немало церковной утвари. Ангелы не обладают свободой воли, а значит падение Сатаны не могло быть его собственным выбором. В отличие от зороастрийской традиции, в которой Добро и Зло являются равновеликими силами, авраамическая всегда ставит Сатану на второе место после Бога, в подчинённое положение. У иудеев и вовсе нет полноценного дьявола, есть злые ангелы, изначально исполняющие волю Творца. Люцифер является такой же жертвой Демиурга, как и искушенные им  первые люди.  Тогда придётся признать, что Бог является источником как «добра», так и «зла», и нам снова станет тесно в иудо-христианских рамках. Попытка христианских богословов объяснить «зло» одним лишь отсутствием «добра» не выдерживает критики. Само по себе отсутствие добра (неважно что мы понимаем под добром) — это аморфность и конформизм, это готовность подчиниться обстоятельствам. Настоящее же зло предполагает волю и энергию, его адепт — это не просто «мясная машина» лишённая «божьей» искры, а носитель иной искры, которую можно было бы назвать «дьявольской», если бы дьявол был полноценным игроком, а не одной из фигур на доске.

Ближе всего к пониманию сути Бога приближаются пантеисты. Бог — это Вселенная, бог — это всё сущее, Бог — это совокупность всех живых, неживых и мёртвых существ, Бог — это вечный круговорот рождения и распада. Бог — это красота, которая включает в себя всё самое отвратительное, это высшее наслаждение, включающее в себя бесконечную боль, Бог — это Гармония, которая находится выше понимания отдельного человека, её можно лишь принять на веру или познать путём иррационального мистического откровения.

Революционер — это тот, кто находит в себе силы бросить вызов сложившемуся положению вещей, а значит пытается разрушить эту Гармонию. Революционер — это тот, кто меняет этот мир и тем самым бросает вызов Богу, чтобы низвергнуть его.  А это  значит, что он бросает вызов в том числе и сам себе, поскольку каждый из нас — это постоянно рождающийся и  умирающий  Бог.   Возжелавший   стать   богоубийцей  неизбежно становится самоубийцей, разрушая до основания мир революционер сознательно разрушает самого себя.

Для этого нужна безграничная смелость, а безграничная смелость может родиться лишь из безграничной Гордыни.

Только  лишь  человек,  наделенный  свободой воли, и, осознающий смысл своих действий, может считаться революционером. Настоящий Бунт  в своей высшей точке — это удел свободных людей, людей свободных и бесконечно уверенных в своей правоте. Лишь Гордыня даёт нам уверенность созидать и разрушать, подобно Богам, лишь в моменты её безграничного торжества мы живём по-настоящему.

Это была проповедь о Гордыне.

gordinia2

Добавить комментарий

18 комментариев “Проповедь о Гордыне”