Секта огуречников – о забытых течениях русского православия

Товарищ Лукоянов попросил написать текст о засаливании огурцов для православного крастерского зина. Я серьезно и ответственно подошел к вопросу, обсудил эту тему с одним из немногочисленных религиозных товарищей (который практикует свою, крайне еретическую версию православия). Он рассказал историю, которая заслуживает того, чтобы быть опубликованной. Я сперва думал пошутить, но потом шутка перестала быть шуткой – со мной поделились уникальной, практически, информацией, о которой знает считанное количество исследователей и некоторые церковники. Основной источник – записки чекиста, оказавшегося бывшим студентом семинарии и поэтому способного понять увиденное. Записки эти каким-то чудом сохранились, но находятся в оккупированном Луганске, очень надеемся, что удастся их оттуда вывезти.  Кое что может быть в архивах спецслужб к которым нет доступа. Возможно есть еще и церковные архивы, но они явно секретны и добраться к ним – еще более нетривиальная задача.

ogurci

Секты были важным элементом религиозной и политической жизни Российской Империи. Большинство из них не сохранились до сих пор, почти ничего не осталось от бывшего значимой силой старообрядчества, хлысты и скопцы вспоминаются разве что как исторический курьез, никто всерьез не говорит о духоборах. Но были секты о которых оказалась стертой даже память. Одна из них – секта огуречников, которая обосновалась в 18-19 веке в Псковской Губернии, успешно пережила годы гонений и была окончательно уничтожена лишь при советской власти, во время коллективизации.

“Огуречники” достаточно интересно трактовали понятие греха. Они рассматривали “Закон Божий” не как аналог уголовного кодекса, а скорее как “инструкцию по технике безопасности”. Бог завещал людям не совать пальцы в розетку и не прыгать из окна, но он не может отобрать у смертных права совершать эти глупости. Грех – это не преступление, а богословие – не юриспруденция. Грех – это скорее нарушение работы механизма или, если угодно, болезнь, а богословие – инженерная, или если угодно, медицинская дисциплина. Бог не наказывает людей, они сами себя наказывают. Бог не мешает им это делать, потому что иначе человек был бы не его образом и подобием, а бездушной и бессмысленной марионеткой. Тьма воспринималась огуречниками исключительно как отсутствие света, а не как отдельная сущность, Ад – не был местом наказания, скорее это место куда падают дураки нарушающие технику безопасности, Бог не создавал Ад, скорее позволил ему появиться (т.е. вопрос о “первом грешнике” огуречники решали однозначно, им был Сатана, обладавший, в их понимании, свободой воли, Ад – попытка Сатаны творить что-то свое “не по инструкции”). К сожалению, не сохранилось информации о том, каким образом они рассматривали вопрос свободы воли других ангелов и рассматривали ли они его вообще. В целом, можно трактовать их подход к греху как гораздо более либеральный. Бог – это не небесный судья и вертухай, и даже не пастырь, бьющий оступившихся овец, бог строит вольер и насыпает корм в корыто, но он не мешает овцам если они сами бегут на корм к волкам, потому что в вольере с ними не сидит и не надзирает. С другой стороны, такой подход может трактоваться как еще более жестокий и не оставляющий выхода: вспомним Фуко и его “надзирать и наказывать”. Когда установленные свыше правила объявляются “нормой”, а отступление от них “болезнью” – человек оказывается в совсем уж безальтернативной ловушке. Лучше осознавать себя пешкой в руках злого диктатора или там Бога-самодура, чем пациентом, который должен исцелиться, иначе психбольница или Ад.

Думаю, читатель уже задался вопросом “причем тут огурцы”. Огурец играл важную роль в обрядах секты, ему придавалось символическое значение. Можно, конечно, посмеяться над этим, но лучше вспомнить обряды “прыгунов” или “хлыстов”, а потом сходить на митинг современных анти-ИННщиков и тогда засаливание в святой воде огурцов и ритуальное их поедание по церковным праздникам не будет казаться чем-то из ряда вон выходящим. Огурец воспринимался сектантами как лекарство от первородного греха, своеобразный антидот для эдемского “яблока познания”. Земной (более того, земляной!) плод, не имеющий ярко-выраженного вкуса, зеленый и продолговатый – это действительно “яблоко наоборот”. Кстати, забавный факт, в староанглийском языке огурец действительно называли “земным яблоком”. В современном русском языке так называют разве что картофель или топинамбур, но, вероятно, раньше были и другие, не сохранившиеся варианты.

Огуречники считали, что кусочки “яблока познания” до сих пор пребывают в человеческом теле (некоторые воспринимали это в прямом, некоторые – в переносном смысле). И именно они, а не “наказание” удерживают человека на земле. Следовательно, нужно искупить первородный грех, очиститься от остатков греховного яблока (напомним, грех – это нарушение инструкции, Бог завещал человеку не есть плод познания не потому, что хотел его проверить, а потому что Эдем не мог вынести человека получившего дарованную этим яблоком силу-проклятие, не Бог изгнал человека  из рая, а человек сам себя сделал несовместимым с раем).

Обряд имел и более глубокий смысловой пласт, по сути он был метафорой “обожения“. Огурец  символизировал человека, который избавлялся  от своей земной, греховной  сущности, заменяя её сущностью божественной,  огурец обретал  суть лёжа в рассоле, а человек обретал суть через аскезу и познание бога. И только тогда человек становился достоен “поедания”, т.е. воссоединения со Всевышним, из творения вновь становясь частью творца.  Вот именно за эту часть обряда секта и подверглась гонениям. Церковные иерархии обвинили в грехе гордыни, в сатанинском грехе: ведь если огурец олицетворял человека, то поедавший его преждевременно примерял на себя роль  Бога, творение игралось в творца, что по мнению многих теологов – не просто грех, а грех самый главный, породивший все остальные.

Подчеркну, что отлучение секты от Православной Церкви вызвала именно эта теологическая тонкость, а вовсе практиковавшийся некоторыми её членами обряд, который неизбежно вызовет смешки у современного обывателя. Дело в том, что некоторые из огуречников воспринимали застрявшие  в теле частички яблока познания в прямом смысле. Они исходили из того, что Адам, скрывая по глупости свой грех, попытался спрятать огрызок яблока в единственное доступное ему (обнаженному человеку выросшему в раю) место. Его они тактично называли “Адамова сума” и считали средоточием всего плохого и нечистого, что есть в человеке (например, переработка еды в нечистоты, по их мнению, была вызвана всё тем же зловредным огрызком). Со средоточием греха они боролись всё тем же способом, “земным” противоядием. Это называлось “огуречить Адамову Суму”. Впрочем, к этому обряду  прибегали нечасто и немногие. В большинстве своём, сектанты считали это излишним рвением. Практиковавшие “огуреченье” пользовались уважением, оно воспринималось как аскетическая практика. Да, это всё может показаться дикостью и каким-то вымыслом, чуть ли не пародией, но ещё раз: вспомните скопчество, вспомните “прыгунов”, сопевших друг другу в уши, да вспомните массовую кастрацию мальчиков в католической традиции – все эти манипуляции с огурцами ничуть не более странные, чем существенная часть религиозных и церковных практик своего времени.

Так огуречники и жили, практически автономные от всего мира, коммуной в сотню человек. Секта не стремилась к росту и вербовке сторонников, в церковные дрязги не лезла, поэтому Православная Церковь о них забыла, а светские власти, не получавшие жалоб от священников, тоже отказались от гонений. Но закончилось всё печально. В 20-е годы к огуречникам пришли красноармейцы, чтобы проводить коллективизацию. Да, именно благодаря одному из чекистов-коллективизаторов мы и узнали об этой секте, равно как и о ее печальном конце. Колхозники из огуречников получились сомнительные, дисциплина была им чужда, к навязанным правилам они не привыкли и даже не оказывая активного сопротивления саботировали практически все распоряжения властей. Это было воспринято как контрреволюция, многие были расстреляны, многие отправились в лагеря (где по большей части не выжили). Все  священные книги огуречников оказались уничтожены, да и не было у огуречников особых книг, скорее пометки на полях старых Библий. По большей части, всё держалось на устной традиции, которую в полной мере знали лишь  некоторые  старейшины, которых постреляли в первую очередь. Не буду строить теорий на пустом месте, но вот этот видеоролик над которым любят смеяться в интернете про “лечение геморроя живым огурцом” вполне может оказаться искаженным и превратившимся в карикатуру на себя наследием этой секты. Кто-то из детей или подростков выжил, вырос и попытался восстановить в памяти и рационализировать виденные им когда-то обряды. Рассказал свои детям, или оставил дневник. Так через десятилетия это и всплыло в качестве рецепта “народной медицины”.

Ждите выхода зина “Мир на закате”, слушайте краст, солите огурцы.

ogurce

Добавить комментарий