Вавилонская башня в песочнице, о кризисе анархизма 2


В последнее время я отошел от активистских практик, заняв позицию наблюдателя. В “отпуск” окончательно ушел год назад, после прошлогоднего Первомая, с тех пор предпочитал смотреть и анализировать. Как только ты перестаешь ощущать вовлеченность в процесс, то становится гораздо проще критиковать происходящее. Для того, чтобы критиковать, иногда следует отойти. В последнее время я и писал очень мало, полагая, что недозревшие мысли не стоит предъявлять публике. И должен сказать, что эта пауза очень хорошо способствует размышлениям, сознательный отказ от практики позволил оценить её критически, без попыток самооправдания или защиты “своих”.
sand
Формула “сделай сам” изначально порочна. Если дети в песочнице лепят куличики из песка, то как бы рьяно ты не включался в их игру песочный хлеб не станет съедобным. Зато, если уж включился, то легко можешь  убедить сам себя, что участвуешь в чем-то действительно важном и осмысленном. Вот-вот, мокрый песок в ведре станет лакомством, если будешь лепить с достаточным воодушевлением. Не верить в это – значит подвести друзей, которые копошатся рядом и рассчитывают на твою помощь и поддержку, взамен даря душевное тепло и чувство общего и важного Дела. Всё это может быть очень увлекательно, но для того, чтобы испечь настоящий кулич или хотя бы мацу, вам потребуется, хотя бы обзавестись мукой. А это значит, что из песочницы придется вылезти.

Задача, которую ставят перед собой анархисты – одна из самых амбициозных и сложных задач, которые стоят перед человечеством. Это, ни много ни мало, построение общества без централизованной власти, общества без принуждения в котором каждый человек будет свободен. Я не согласен с теми, кто считает, что мир становится хуже, напротив. Есть множество далеких от политики людей, которые  хотят сделать мир лучше, и у них получается. Создаются лекарства от болезней и протезы взамен утраченных органов, голодных в мире всё меньше благодаря новым аграрным технологиям, транспорт становится всё более доступным. И, конечно же, самая главная ценность – информация. То, что недавно было роскошью или мечтой, сегодня стало повседневностью, у школьника сейчас имеется доступ к большему объему знаний, чем несколько десятилетий назад было у крупнейших университетов. И информационная революция отнюдь не ограничивается “Первым Миром”.

Накормить голодных или исцелить больных – достойная задача, но её разрешат и без анархистской революции. Задача анархистов – разрушить те отношения власти и повиновения, которые пронизывают общество. Изменить принципы на основе которых люди взаимодействуют между собой, столкнуть с пьедестала авторитеты, разбить оковы закона и морали. И это должно стать шагом вперед, а не назад. Прогресс должен не замедлить, а, напротив, ускорить свой ход. Больные должны получать всё более совершенные и доступные лекарства, голод должен быть уничтожен, потребности всех людей должны удовлетворяться более эффективно. То есть, нам предстоит, фигурально выражаясь, не только победить  весь существующий миропорядок, а сделать это так, чтобы небо при этом не рухнуло на землю, а земля не провалилась в Ад.

Задачу  анархистов можно сравнить со строительством Вавилонской Башни до небес. Грандиозный проект, который угрожает Высшей Власти, но в то же время, это не абстрактный духовный поиск, не внутренний бунт, а рутинная работа, работа реальная, осязаемая и утомительная. Строительство огромного сооружения, которое должно позволить нам добраться  до небесного купола и прогнать оттуда многоликого Демиурга.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA Как же выглядит сегодня строительство Вавилонской Башни  силами социальных революционеров? Для начала сбросим со счетов левых. Они поначалу хотели того же, что и мы, но благодаря изгибам диалектической логики  занялись чем-то совершенно противоположным. К примеру, сталинисты, вместо Башни бросающей вызов Создателю, решили создать Церковь, в которой Демиургу массово приносятся человеческие жертвы.  Надо сказать, что в этом они преуспели. Другие левые, менее кровожадные или менее удачливые, строят церквушки без человеческих жертвоприношений, зато с подземными парковками для VIP персон. Говорят, что возле их церквей щедро подают нищим, куда больше чем возле церквей консерваторов и либералов. Небу они, конечно же, не угрожают, даже добавляют ему устойчивости.

Но у левых при всей их бесполезности есть важное преимущество перед анархистами: они понимают что строят. Да, они предатели, предатели с самого начала. Но цену этого предательства можно измерить в креслах в парламенте и в правительстве,в подачках “реального социализма”. У левых всегда есть план действий: строить партию, идти во власть, если повезло – ползти на самый верх, если заползли – начать “социальные реформы” (или строительство Гулага, в зависимости от приоритетов). Дальше ещё никто не заходил, но большинство современных левых застывают ещё на первом пункте, не говоря уже о втором.

У анархистов же нет четкого понимания целей. Величайшая в истории работа превращается в игру. Вместо возведения огромной структуры – хаотично наваленная  гора кирпичей (хорошо если настоящая, а не игрушечная). Иногда получается сделать большую кучу, иногда маленькую, но в конечном счете  она всё равно заваливается набок или проваливается внутрь себя. Когда кто-то из анархистов роняет кирпич другому на ногу, созывается общее собрание, на котором коллектив долго решает, какие именно слова можно говорить в такой ситуации, а какие нет. Тем временем, кто-то непременно решает, что строительство – дело для суровых мужиков, которые не боятся падающих кирпичей, и начинает на спор раскалывать их головой. Он обязательно находит сторонников, которые устраивают соревнование по раскалыванию кирпичей. Другие  осуждают их за нерациональное использование стройматериалов и это становится темой для долгой и интересной дискуссии. Потом кто-то обязательно скажет, что строительство башни – противоестественно, и вместо этого мы должны вырастить огромное дерево прямо на месте стройки. Неожиданно проснется человек, который пропустил предыдущие дискуссии, но непременно хочет быть услышанным, он жаждет вместо строительства башни к небу рыть туннель в Ад. Причем рыть туннель следует прямо рядом с несущей стеной. Кто-то другой начнёт объяснять, что первым делом надо победить Демиурга в себе и поэтому надо сворачивать строительство и создать кружок роста самосознания. Часть строителей начнет жарить шашлыки, что спровоцирует спор с вегетарианцами о том, можно ли есть мертвечину на фундаменте нового мира. Впрочем, фундамента никто не закладывает, потому что гораздо интереснее начать строительство с крыши и рисования граффити на стенах. Рано или поздно перед теми, кто устал от постоянного разрушения, возникает необходимость создания плана и чертежа. План рисуется пальцем на песке, периодически затаптывается. Выясняется, что  кирпичей не хватит, принимается решение лепить новые, но непременно из навоза буйвола, потому что это прикольно. В результате, пара человек идут искать буйвола, остальные же включаются в плодотворную дискуссию о том, этично ли использовать  продукты жизнедеятельности животного, если оно отдаёт их добровольно. Тем временем  пара предприимчивых товарищей продавает кирпичи в близлежащую сталинистскую Церковь или в какое-то либеральное капище. Их поведение также вызывает дискуссию, поскольку непременно найдутся люди, уверенные, что продажа кирпичей врагу не мешает, а только помогает строительству.

Иногда каким-то чудом у анархистов получается построить сарай для угнетенных, иногда получается даже соорудить сортир, но они рушатся от первого же толчка. Кто-то рано или поздно заявит,  что суть строительства – не в результате, а в самом процессе, анархизм – это в первую очередь люди и обретение ими опыта эмансипации. Все подхватывают эту утешительную мысль и на руинах Башни (хотя, постороннему было бы сложно понять где руины, а где постройка) звучит песня: “Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались”.

Confusion_of_Tongues

Демиургу даже не приходится прибегать к своим фокусам. Никакого смешения языков, никаких всемирных потопов, мора, горящей серы и прочих жестокостей. Анархисты сами успешно саботируют свою еретическую и богохульную деятельность безо всяких кар свыше. Потому что их деятельность беспорядочна. Отсутствует более-менее реалистичный план действий. Три основные тактики, которые сегодня применяются анархистами – это хаотичный “активизм”, участие во всех инициативах в которые можно приткнуться (давайте навалим побольше кирпичей как-нибудь, если постараемся – получим устойчивую конструкцию), воинствующее недеяние  (нельзя ничего строить чтобы никого кирпичом не зашибло), или же бесконечная работа над “атмосферой в коллективе” (хоровое исполнение песен “Возьмемся за руки друзья”, “Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались” и “Давайте говорить друг другу комплименты”).

Что же надо для строительства башни? Для строительства башни нужны знания об архитектуре, причем не упрощенные (хотя многим не хватает и понимания того, что крыша находится вверху, а фундамент – внизу), а очень глубокие. Нужно умение составить смету и раздобыть недостающие материалы. Вопрос ресурсов – базовый вопрос, которому совершено не уделяется внимания. Затем непременно возникнет дефицит рабочих рук. Привлекать множество людей есть смысл именно на этой стадии, когда будет ясно  чем же им заниматься. Если люди будут изначально собраны вокруг единой цели, и изначально согласны с выбранными средствами, то вопрос распределения задач будет чисто-техническим и легко решаемым. Если же бездумно наращивать коллектив и делать численность это основным приоритетом – коллектив скоро рухнет под грузом собственных противоречий, и не всегда идейных. Все хорошо понимают, что когда кто-то говорит об “объединении” – это на деле подразумевает раскол, если не дезинтеграцию движений. Большинство неразрешимых проблем, с которыми сталкиваются анархисты, по своему уровню напоминают проблемы персонажей средненькой подростковой мелодрамы. “Отношения и атмосфера в коллективе” становятся центральной темой когда коллективу нечем заняться. А ему большую часть времени нечем заняться.

Соблюдение следующих пунктов важно если не для успешного строительства, то хотя бы для его перехода в сферу политики, а не субкультурной игры:

  • Формулирование стратегических целей, средств и принципов.
  • Обсуждение и выбор приоритетных тактик. В зависимости от времени и места это могут быть: синдикализм и работа с профсоюзами, работа с институтами “гражданского общества” (в тех проявлениях, которые вступают в противоборство с государством), блокирование репрессивных законов, работа с информацией (раскрытие секретов власти, защита приватности граждан), агитация, подпольная и нелегальная деятельность. Одна организация не сможет эффективно реализовывать все перечисленное, но важна координация между разными инициативами.
  • Формулирование четких тактических целей. На 10 лет, 5 лет, ближайший год. Это могут быть разные цели на уровне “формирование ячейки на предприятии”, “блокирование негативной реформы”, “ликвидация репрессивного закона”. Должно присутствовать понимание как и почему достижение тактических целей приближает нас к цели стратегической.
  • Одной из задач должно быть создание собственной независимой инфраструктуры и финансовая самодостаточность. Без этого пункта мы даже не приблизимся к уровню “строительства башни”, это будет  уровень песочницы.
  • Поэтапное достижение поставленных выше тактических целей. Постоянный контроль, работа над ошибками
  • Анализ текущей ситуации в стране и в мире в целом, умение переформулировать тактические цели в зависимости от изменяющейся реальности. Очень показательно “зависание” анархистов во время Майдана, которое длится до сих пор.
  • Важное дополнение: если в ходе достижения тактических целей у организации появляются политзаключенные – помощь им должна быть одним из главных приоритетов

Я намеренно не указываю здесь к каким именно целям следует стремиться. Это тема для организационных собраний, а не статей. Тем более, что города к городу, от страны к стране тактика может различаться: все строят свою часть башни из доступных подручных материалов. Отмечу только, что “бороться с капитализмом”, “помогать людям”, “пропагандировать свои взгляды” – это не цели, это не более чем общие лозунги и произносящие их люди часто сами не вполне понимают как эти лозунги коррелируют с реальностью. Тактическая цель – это, к примеру, помочь работникам предприятия организовать профсоюзную ячейку или рабочий совет, которые будут существовать и после окончания конфликта с работодателем и в случае чего поддержат ваши выступления. Цель – это организовать синдикаты и кооперативы, которые позволят движению добиться финансовой независимости. Цель – это получить рычаги и выходы к СМИ. Цель – добиться отставки чиновника-реакционера или отмены вредного закона. Цель – собрать необходимые для работы ресурсы.

Без этого любая наша деятельность будет не политикой, а её имитацией. Можно провести интересную и насыщенную жизнь в песочнице, уверяя себя, что это и есть революция, но мироздание такую революцию вряд ли заметит.

В тему анархизма и богоборчества, см. также: Проповедь о гордыне


Добавить комментарий

2 мыслей про “Вавилонская башня в песочнице, о кризисе анархизма

  • Игорь

    В статье даны : 1 признание того, что реализация “сверхзадачи” – это дело не анархизма или какого то из его течений, а коммунизма в целом, куда марксизм и анархизм входят как составные части;
    2. приговор левой субкультурщине, в которой автор варился много лет, косвенно мешая именно системной работе по организации сил для ликвидации капитализма ( т.е. той самой реализации “сверхзадачи”);
    3. достаточно неуклюжие попытки самооправдания : ” почему я устал играться в песочнице”

    Впрочем, “в песочнице сидят” не только анархисты, но марксисты и другие левые, к которым относится и автор данных строк.

    Остается услышать от автора статьи оценку его собственных громогласных и “р-р-р-революционных ” заявлений из своего недавнего прошлого

  • Юрий Помещик

    Я напротив вижу у автора трезвые и глубоко осмысленные рассуждения. Вижу критическую оценку предыдущего периода и понимание что революция должна произойти прежде всего в сознании самих анархистов. А цели анархизма должны опираться на реалистичные стратегические курсы, вырабатываемые и транслируемые профессионалами. Без структуры управления движением не обойтись, отличие будет только в том, что лидеры будут не назначаться а выбираться. Лидером будет тот кто доступно объяснит остальным, почему и как надо консолидировать усилия всем вместе именно в данном направлении, кто сможет увлечь за собой людей.

    Второй момент, о котором автор упомянул лишь вскользь, на самом деле является фундаментально важным. Это финансовая независимость анархического движения. Никаким сбором средств она не может быть достигнута просто потому что у буржуев денег всегда больше чем у анархистов. Зарубежные спонсоры или несистемная оппозиция если дает деньги, то только под свои цели. С намерением использовать нас в качестве тарана против власти, а плоды революции они разумеется возьмут потом себе, как это было на майдане. У самих спонсоров деньги могут появиться только в результате заказа со стороны буржуев. Например для передела собственности под лозунгами народного восстания. Ставших ненужными радикалов затем утилизируют в каком нибудь котле подобно илловайскому или дебальцевскому. Друзья, надо внимательнее присмотреться к только что полученному опыту, куда приводит такое спонсорство.

    Поэтому я категорически против такого спонсорства. Сейчас я скажу такую страшную вещь, что у вас задрожат коленки в суеверном ужасе.

    Нужно делать собственную анархическую платёжную систему. Она должна быть лишена всех недостатков современной кредитно-банковской системы, основанной на ссудном проценте, под который деньги не выпускают, искусственно создавая дефицит в экономике и нездоровую конкуренцию всех против всех. И обслуживать она должна собственный анархический сектор экономики. Примером такой платёжной системы я охотно поделюсь, если проявите интерес. Она уже более 30 лет практикуется в США, но о ней мало кто знает.

    База такого анархического экономического сектора уже создана в рамках текущего государства и самим государством в качестве угрозы не рассматривается. Как известно, экономика начинается с автономных натуральных хозяйств, которые сами себя обеспечивают продуктами питания а также предметами первой необходимости с помощью кустарных ремёсел или гаражных поделок. Такие поселения уже созданы и они абсолютно анархичны. Дальше между ними возникает обмен продукцией, который тормозится банковской системой, так как они до сих пор используют рубли, которых в экономике априори не хватает.

    Но они излишками своей экологически чистой продукцией они могут поддержать те промышленные артели, которые будут снабжать их необходимой техникой. Например солнечными батареями и ветрогенераторами, насосами. И только отсутствие рублей в мешает начаться этому обмену товарами и услугами. Деньги в огороде не растут и на станках не делаются. Дефицит денег как раз и есть тот механизм, с помощью которого осуществляется экономическое принуждение работать на хозяина денег. Если хозяин денег говорит вам, что ваши интересы с ним совпадают и даёт деньги, но при этом настаивает, чтобы ваша основная деятельность должна быть именно свержением текущей власти, присмотритесь к этому спонсору и задумайтесь, почему хозяин денег вдруг проявляет такую щедрость? Как правило хозяева денег щедро вкладывают только в то, что в дальнейшем принесёт им сверхприбыль. А это значит народ в очередной раз будет ограблен. К чёрту спонсоров и их условия. Мы должны сами определять свою стратегию. Если это необходимо для целей, будет вооружённая борьба. Но если для целей эффективнее мирный эволюционный процесс (а сейчас именно он и выгоден для победы анархии), пусть лучше будет мирный эволюционный процесс.

    Не спонсоры должны определять нашу стратегию, бля, имейте мужество признать это, друзья.