Костицкий как Табачник

На самом деле сейчас, после того как НЭК почти ликвидирована и работает по инерции, а отмена закона о защите морали – дело ближайшего времени, нужно признать, что борьба с Комиссией была в целом довольно-таки дурацкой затеей.

От провального нацдемовского Антитабачника кампанию отличает разве что то, что она выиграна. По сути же никакой разницы – такое же точно бездумное реагирование на внешние раздражители почти что без анализа реальных причин, стоявших за явлением.
И победа вышла скорее техническая, чем настоящая. Мы занимались в первую очередь тем, что сидели у реки и ждали когда по ней проплывёт труп врага. Он и проплыл.
Сейчас труп выловили предприимчивые рыбаки, которые за малые гранты пытаются содомировать его в глазницы. Мне это занятие кажется весьма неэстетичным, хотя и занимательным с точки зрения антропологии.

Проблема цензуры заключается отнюдь не в НЭК и не в “законе о защите морали”.
Проблема цензуры, в первую очередь – это проблема человеческой трусости и готовности приспосабливаться. Простое саботирование и игнор решений полностью свели бы на нет всю деятельность НЭК.
Проблема иррациональности мышления, отражённая даже в Конституции. В главном законе страны прямо прописана “ответственность перед Богом”.
Проблема в психологических комплексов, порождающих всё новые неестественные желания, которые в свою очередь порождают чувство вины и всё новые комплексы. Этот замкнутый круг неизбежно формируется ещё в школе и в семье из-за отсутствия нормального сексуального воспитания и доминирования мракобесов в образовательной системе

Цензура неизбежна в стране, в которой в метро за деньги одной из самых многочисленных конфессий рекламируются “мощи мученика Трифона, помогающие от нечистой силы”.

НЭК была не единственным источником мракобесия и даже не была авангардом. На самом деле, это не более чем ещё одна псевдоподия амёбы Реакции.
Сегодня в областях, в которых доминируют депутаты от партии “Свобода”, происходит такое, что Костицкому и не снилось. Начиная с обязательных молитв в школах и заканчивая запретом концерта группы “Король и Шут” за сатанизм.

Эксперты в деле, сфабрикованном против Гройсмана (которого обвиняют в распространении порнографии) не имеют никакого отношения к НЭК. Фашистская 301-я статья УК замечательно работает и без Костицкого с компанией.
Вся же остальная деятельность комиссии по морали, не имеющая отношения к экспертизам по порновопросу, сводилась и сводится к бессмысленной и почти безвредной показухе и распилу бюджетных денег. При этом надо заметить, что одно единственное строительство церкви около метро Лыбидская за деньги городского бюджета по масштабу распила перекрывает расходы на Комиссию по Морали за пару лет.

Готовящаяся ликвидация НЭК не поменяет ровным счётом ничего, это чисто-виртуальный ход, если посмотреть глобально. Менять нужно не только закон о защите морали, но и уголовный кодекс.
А также Конституцию.
А также флаг, герб и желательно страну.

Единственный плюс во всём этот – психологическая победа, НЭК всё-таки была символом мракобесия. Но борьба с символами часто отвлекает от реальных проблем.

Добавить комментарий

2 комментария “Костицкий как Табачник”