Война все спишет

Самое положительное, что было в повестке Майдана – это его мощная антиполицейская составляющая, проявившаяся 31-го ноября и перешедшая на новый уровень 19-го января. Все остальное – патриотическая мишура или популизм. Но вот эта готовность на всех уровнях противостоять полицейскому государству дорогого стоит, она сама по себе – огромный вклад в развитие украинского общества. Конечно же, параллельно с борьбой против репрессивного режима, имели место попытки построить собственную маленькую машину репрессий (все эти публичные наказания за воровство и наркотики, проверка документов в духе советских вахтеров и так далее, и тому подобное). Но всё равно общий баланс был положительным: самозародившиеся на Майдане менты-любители не шли ни в какое сравнение с настоящими, профессиональными мусорами, к тому же внутри этой структуры находились люди готовые им противостоять.

В общем, и субкультурное “ACAB”, и анархистское “меньше милиции – больше порядка” стали частью общественного консенсуса.
Именно это достижение сейчас стремительно сходит на нет. Всё больше и больше вчерашних участников Майдана становятся похожими на своих вчерашних противников, кричавших “Беркут, Беркут”. Только место “Беркута” занял “Сокіл”. Радуются простреленным конечностям и трупам сепаратистов. Требуют ОСВОБОЖДЕНИЯ милиции и СБУ от “оккупантов”. Напоминаю, если что, никакой люстрации во внутренних органах сделано не было, силовики – это всё те же садисты и убийцы, какие были у нас 18-го февраля, год назад, пять и десять лет назад. Часть этих садистов и убийц перешла на сторону про-российских сил, часть осталась верна Киеву, но суть осталась прежней. Вместо кардинальной перестройки всей правоохранительной системы у нас наступает новая волна единства полиции и народа, причём по обе стороны баррикад.
stillnot
Я не испытываю ни малейшей симпатии к покойному Музычко – этот полубандит из 90-х, разгонявший с автоматом панк-концерты, являлся угрозой в том числе и для моего образа жизни. Но его убийство было явным проявлением ментовского беспредела, санкционированного сверху. Точно так же, я не могу проникнуться сочувствием к “автобусам дружбы” с боньём из С14, которые ехали в Харьков – подозреваю, что добравшись туда они бы атаковали не только “Антимайдан”, но, в первую очередь, моих товарищей: левых и анархистов, которые составляют силовой блок на местном Майдане. Но жесточайшее избиение бонов спецподразделениями выходило за рамки любого закона. Я уже не говорю, собственно, о Юго-Востоке – по отношению к “повстанцам” принимаются на “ура” любые, самые жестокие меры. Либеральная Леся Оробец по-детски непосредственно радуется свежим трупам, так и представляю себе, как она радостно хохоча давит их своим розовым мэрским бульдозером. Насилие против власти превращается в насилие вместе с властью.

Повторюсь – не важно против кого оно направлено, против украинских ультраправых из ПС и С14, или против русских шовинистов. Я не солидаризируюсь ни с первыми, ни со вторыми, я всё-таки не либерал и любить своих могильщиков не склонен. Но столь же глупо и самоубийственно было бы солидаризироваться с ментами. Отнюдь не все жертвы власти – милые и хорошие. От насилия в райотделах и бесчеловечного обращения в тюрьмах страдают отнюдь не только, и отнюдь не в первую очередь политзаключённые и невинно-осуждённые. Полицейское государство начинается именно с беспредела в адрес преступников, с беспредела в адрес фашистов и сепаратистов. А потом оно переключается на нас. Делегируя власти право на насилие и одобряя его сегодня, вы создаёте почву для расстрела будущих Майданов.

Да, кстати, ключевая разница между Майданом и Антимайданом в том, что среди активистов первого есть люди, у которых этот текст может найти какой-никакой отклик. Среди активистов второго количество этих людей – меньше статистической погрешности.

Добавить комментарий

3 комментария “Война все спишет”