По поводу ликвидации Комиссии по Морали

Костицкого оставили без работы накануне пенсии. Народ ликует.

Написал по этому поводу для Политической Критики комментарий-эпитафию. Причём написал заранее, несколько дней назад. Вообще, это хорошая идея писать эпитафии врагам заранее, даже если они тебя ненароком переживут – всё равно можно будет оставить за собой последнее слово в уже посмертном диалоге.

Появление и столь долгое существование Комиссии по защите морали в Украине — результат существования у нас мощного клерикального лобби. С одной стороны, в отличие от Российской Федерации, в Украине царит религиозный плюрализм, ни одна из церквей не может навязать себя государству в качестве официальной. Именно поэтому наше государство сохраняет более-менее светский характер. Но в то же время большинство конфессий (или, по крайней мере, радикальных их представителей, которые и провляют наибольшую политическую активность) у нас сходятся в некоторых вопросах. Это аборты, однополые пары, консервативные представления о «благопристойности». Закон «О защите морали», создавший комиссию, был принят благодаря лоббированию Черновецкого, прихожанина церкви «Посольство Божье». Её дальнейшее существование происходило при активном участии и поддержке как различных баптистских течений, так и православных церквей (особенно УПЦ МП).

Основная угроза от Комиссии по защите морали — в самом её существовании. Она задавала новые стандарты мракобесия, проверяла реакцию общества. Если люди отказываются от одного кусочка свободы, то у них непременно попробуют отобрать следующий. НЭК была одной из таких попыток. Реальные юридические полномочия у неё почти отсутствовали, она могла лишь «выносить экспертные оценки» и «давать рекомендации», но глубоко укорененный страх перед государственными чиновниками, которому подвержены многие люди — в том числе те, кто должен был бы отстаивать свободу слова — давал цензорам иллюзию реальной власти. Примером случая, когда такая «иллюзорная власть» обернулась вполне реальной трагедией, выступает история с травлей Олеся Ульяненко.

В то же время НЭК встретила сопротивление с самых разных сторон, и это хороший знак. Можно сказать, что её остановили на взлёте. Это значит, что определенная думающая часть нашего общества не хочет принимать клерикализм, не хочет жить в государстве, которое управляется по указке церковников. Примером квази-государства «победившей морали» может отчасти являться «ДНР»: во время оккупации Славянска среди помощников-идеологов Стрелкова был лидер украинского «Народного Собора», организации, которая в своё время продуктивно сотрудничала с Костицким.

Отмена Комиссии, как и её создание — это не более чем показательный жест, проба сил. На самом деле, борьба против цензуры и против госклерикализма на этом не заканчивается, она всего лишь переходит на новый этап.

Добавить комментарий

7 комментариев “По поводу ликвидации Комиссии по Морали”