Не быть с народом

Сторонники приравнивания Майдана и Антимайдана (украинского, российский – отдельная песня) любят делать упор на том, что, дескать, и то, и другое – это “народные” движения. Можно поспорить с ними, указывая на то, что “Антимайдан” первоначально был не более чем купленной массовкой Партии Регионов. Но этот аргумент не совсем справедлив. Первоначально массовка действительно была на 100% наёмной, но впоследствии ситуация изменилась: существенную часть массы, выходившей на “антимайданные” митинги после февраля не покупали. Люди звали Россию, славили “Беркут” и лизали грязь с ментовского сапога вполне сознательно и искренне.
Добавляет ли это какого-то веса их позиции, значит ли это, что что к ней следует прислушаться?

Конечно же нет.

Серьёзной ошибкой были бы судить те или иные движения по уровню их “народности”. Еврейские погромы были вполне себе “народной” инициативой, а Махно, расстреливавший за антисемитизм, пресекал таким образом “низовую инициативу простых людей”. “Народ” любил Гитлера, “народ” любил Сталина. Желание ввести смертную казнь и цензуру – вполне “народное”. Путин – “народный” президент с огромной поддержкой (фальсификации-фальсификациями, а всё равно больше 80%), за Януковича тоже головали не пришельцы с Марса. “Народными” являются и различные клерикальные и гомофобные инициативы. Если мы понимаем под “народом” попросту массу, толпу, то придётся признать, что многие её желания и чаяния являются чудовищными и жестокими. Если копнуть поглубже, то мы увидим, что эти чаяния и желания “народа” конструируются небольшим меньшинством, имеющим рычаги для идеологического влияния. За любой “народной” инициативой стоит маленькое ядро, формирующее идеологию толпы и её требования. Это касается как реакционных, так и прогрессивных сил.

Вести агитацию и привносить свою повестку следует постоянно, а не только во время социальных взрывов. Если люди уже вышли на площадь, это значит, что в их голове сложилась вполне устойчивая картина мира и ваша листовочка её уж точно не изменит. Если вы хотите просто полюбоваться лицами Простых Людей – это каждый день можно сделать, например, в метро. Участие в том или ином массовом движении имеет смысл, если вы хотя бы отчасти разделяете его цели. В случае Майдана такой целью была, например, антиполицейская составляющая протеста. В случай Антимайдана прогрессивных целей не было в принципе (если не считать “прогрессивной повесткой” ритуальное словоблудие на тему “мы не любим олигархов”).

Грань между стремящимся к власти популистом и революционером проходит всегда именно в отношении к “народу”. Популист старается понравиться массам, подстроиться под них, завоевать их любовь и доверие, чтобы использовать его в своих целях. Революционер стремится к тому, чтобы массы заговорили на его языке, он пытается заразить их своими идеями. Красный флаг с ЕСовскими звездочками в условиях Майдана был скорее популистской темой, а вот требование всеобщей забастовки (сначала озвученное синдикалистами, а подхваченное КВПУ и мейнстримовыми политиками) – вполне революционной. Впрочем, надо отметить, что ни первое, ни второе не сработало, красный флаг со звездочками никого к себе не расположил, а “всеобщая забастовка” пока что осталась лозунгом.

Важное уточнение: сидение дома и сетование на “плохой и глупый народец не желающий воспринять единственно-верную идеологию” – практика ничуть не более революционная, чем популистские заигрывания с настроениями толпы.
skulls

Добавить комментарий

4 комментария “Не быть с народом”