Анархия и нигилизм в играх серии Watch Dogs

Компьютерные игры — культурный феномен сравнимый по своей значимости с литературой и кино. И точно так же, как фильмы и книги, игры могут выступать в качестве инструмента для трансляции политических взглядов или даже для пропаганды. Игра обладает инструментами для донесения истории, которых не было в более традиционных медиа. Игрок, в отличие от пассивного зрителя, может контролировать действия персонажа. В зависимости от жанра и глубины сюжета, он может не просто смотреть на развитие героя, но прямо участвовать в нем. Принимать решения в том числе и этического характера: убить врага или пощадить? Идти к цели по трупам невинных или рискнуть собой и не подвергать их опасности? При хорошо продуманном нарративе, игрок сам становится соавтором своей уникальной истории и, даже если он на самом деле не имеет возможности съехать из колеи проложенной сценаристом, он не замечает этого, принимая решения автора как свои.

Игры серии “Watch Dogs” нельзя назвать политической агиткой, но их вполне можно сравнить с комиксом “V for Vendetta” или фильмом “Матрица”: протестные идеи изложенные в популярной форме для широкой аудитории. Мир, в котором происходит действие игр — это эдакий пре-киберпанк: власть корпораций велика, но они ещё не заменили собой государства, они лишь пытаются подобраться к этой цели, реалии политики и экономики мало отличаются наших. Полиция и бандиты, политические интриги и религиозные секты. Все как у нас. Единственное, что существенно отличает мир “Сторожевых Псов” от нашей реальности — это окончательно и бесповоротно воцарившийся повсюду “интернет вещей”: практически любой гаджет, любое у          стройство, от автомобиля и подъёмника на стройке до кухонной утвари и больничного оборудования подключены к единой сети. Все они управляются универсальной операционной системой CtOS (во второй части — CtOS 2.0), что даёт возможность хакерам активно действовать в реальном мире. С помощью смартфона взломщики могут на ходу манипулировать городскими коммуникациями, смотреть на мир глазами тысяч вездесущих видеокамер, взламывать замки автомобилей. Можно даже дистанционно подрывать гранаты, висящие на поясе у врага, или играться с чужим кардиостимулятором. Корпорация Blume, стоящая за разработкой операционной системы, получает практически безграничную власть:  к ним стекаются все данные, у них повсюду есть глаза и уши, а манипуляции с информационными потоками позволяют легко воздействовать на общественное мнение: манипулировать результатами выборов, курсами акций и даже настроением людей.

Действие  происходит на территории США. Первая игра (вместе с дополнением Bad Blood) — это бандитский Чикаго, вторая — радужный, прогрессивный, хипстерский (хотя местами тоже довольно-таки бандитский) Сан Франциско.

Watch Dogs

Протагонист первой игры, Эйден Пирс — бывший “фиксер”, что-то среднее между наемным убийцей, частным детективом и хакером. После того, как они с напарником похищают ценную информацию, неизвестные пытаются их напугать. В результате неудачной акции устрашения случайно погибает племянница главного героя. Это событие превращает преступника в мстителя в маске: он ищет тех, кто прямо и косвенно виновен в его семейной трагедии, и убивает их одного за одним. Заодно он борется с уличной преступностью и с наиболее жестокими из числа бывших коллег-фиксеров. СМИ и жителям города он становится известен под прозвищами: “Линчеватель” (“vigilante”) и “Лис”.

На заднем плане развивается другая история: корпорация Blume борется против хакерской группировки DedSec, которая всеми силами изобличает уязвимость системы и её потенциальную опасность в руках коррумпированных политиков и бизнесменов. Пирс принимает косвенное участие в этой борьбе, хакеры периодически делятся с ним ценной информацией, он заручается поддержкой DedSec, а также параноика-конспиролога Тобиаса и главного врага корпорации Blume Рэймонда Кинни, но противостояние корпоративному диктату Пирса не интересует.

Он не ставит своей целью уничтожение системы тотального слежения. Она делает его сильнее: Пирс умеет зачищать следы, а всеобщая открытость делает людей лёгкой добычей. Да, несмотря на то, что “Мститель” считает своим долгом защищать жителей Чикаго от бандитов и убийц, он не видит ничего плохого во взломе чужих банковских счетов, прослушивании чужих разговоров, кражах. Под его пули попадают не только бандиты, но и полицейские (игра не сильно штрафует за убийство копов, хоть и пытается склонить игрока к гуманной стрельбе по ногам). DedSec в одном из заключительных диалогов называют себя “сторожевыми псами”, охраняющими свободу людей, но Пирс не хочет быть псом, его вполне устраивает роль “лиса”. Он — санитар городского леса, а не революционер.

Bad Blood
В дополнении Bad Blood предлагается поиграть за Рэймонда Кинни, также известного под кличкой Ти-Бон. Поначалу невольный союзник, а потом и приятель Пирса, бывший сотрудник Blume, который, вошел в конфликт с работодателем и, желая показать несовершенство централизованной архитектуры CtOS, вывел систему из строя, погрузив город в хаос. Демонстрация вышла из под контроля и во время блэкаута погибли невинные люди. Их имена и истории Кинни знает наизусть. В отличие от Пирса, он ведет свою личную вендетту именно с Blume и властями, хотя периодически вынужден подрабатывать “охотником за головами”, нейтрализуя бандитов ради заработка.

Ти-Бон живет на нелегальном положении, он разыскивается полицией, киллерами и частными охранными структурами. Если для Пирса CtOS — просто удобный инструмент, то для Ти Бона это одновременно и главный враг, и любимое детище. Именно он стоит за созданием ранней версии программы, но его пугает та централизация власти, к которой стремится Blume, и крайняя непрозрачность деятельности корпорации.

Впрочем, главный антагонист в этом DLC — это не полиция и не Блюм, врагом оказывается хакер, брат которого погиб в блэкауте, устроенном Рэймондом Кинни много лет назад. Главным кошмаром революционера оказывается не Система, а порождение его собственных ошибок, небрежности и бравады. Главный враг, мстительный безумец в маске крысы, выступает в роли совести Рэймонда, и, напомнив Ти-Бону обо всех невинных жертвах, готовит ему показательную казнь. Впрочем, Кинни, принимая свою вину, отказывается принимать наказание и словно Мальдорор расправляется с докучливой совестью раз и навсегда.

Ти-Бон также является важным (хоть и не играбельным персонажем) в Watch Dogs 2. Переехав в Сан Франциско он идет на контакт с местной группой DedSec, угощает их ЛСД и подкидывает несколько ценных идей по уничтожению гегемонии Blume.

Watch dogs 2

Протагонист второй игры — Маркус Холлоуэй, человек, ставший жертвой профайлинга. Чернокожий парень был записан в потенциальные преступники, оказался отрезан от нормальной работы и оказался на учёте в полиции, что, по сути, и толкнуло его на антисистемную деятельность, вершина которой — вступление в DedSec. Система предопределения преступников сработала как самосбывающеся пророчество.

Игра напоминает скорее не криминальный боевик (хотя иметь дело с преступниками всё же придется), а симулятор художника-акциониста. Граффити, высокотехнологичные пранки, глумление над церковью “Нового Рассвета” (прозрачный намёк на сайентологов), Голливудом и компаниями из “Кремниевой Долины”. Если в первых частях мы имели дело с героями-одиночками, которые периодически заводили ситуативных союзников, то тут нам предлагается влиться в горизонтальный безлидерный коллектив (впрочем, Ти-Бон скептически отзывается о его “безлидерности”, считая Маркуса главным). DedSec напоминает идеализированную версию группы “Война” периода расцвета, только с более мощной технической базой и без всяких внутренних конфликтов и борьбы за владение брендом.

DedSec бросает вызов не только корпорациям, они регулярно входят в конфликт с полицией и даже ФБР. Но они не готовы полностью уйти в нелегальную сферу: даже: в противостоянии с властями хакеры пытаются заручиться помощью “хороших” политиков. Если в первой части враги Пирса и Ти Бона умирали (в том числе достаточно жестокими способами), то враги DedSec, как правило, идут под суд после публичного разоблачения. Несмотря на большой арсенал доступного оружия, игру можно пройти без единого убийства. И да, в ней можно делать селфи и даже публиковать их в внутриигровой социальной сети.

Критикуя систему тотальной слежки и произвол ФБР, DedSec ссылаются на права и свободы записанные в американской Конституции. Их хакерспейсы — хоть и защищённые, но достаточно публичные пространства, их сторонники собираются на санкционированные митинги, они активно распространяют собственное мобильное приложение, позволяющее людям делиться с ними вычислительной мощностью.

Они срывают выборы, но делают это, чтобы избежать фальсификаций, они разоблачают “грязных” копов, но позволяют их чистым коллегам навести порядок в системе, они спасают биржу от манипуляций. DedSec — действительно сторожевые псы. При всём их революционном пафосе они встроены в систему куда лучше, чем равнодушный к революции Пирс или вечный беглец Ти-Бон, для которого борьба против Blume носит личный характер. DedSec готовы идти на конфликт с властями, но при этом они — плоть от плоти общества, они нуждаются в доверии и поддержке масс. Завоевание последователей — важная часть игрового процесса.

Любопытно, что это не мешает им воровать деньги тех, кого они защищают, угонять автомобили, постоянно вторгаться в приватность не только корпоративных боссов, но и простых людей, прослушивая их разговоры, читая их переписку, узнавая их мелкие постыдные тайны. Игровая механика никак не штрафует за подобные действия. Это можно было бы счесть недоработкой гейм-дизайнеров, но куда интереснее считать это частью нарратива. Сторожевые псы кормятся за счёт стада. Когда приходит время еды, они без угрызений совести, превращаются в хищников.

Обе части Watch Dogs являются произведением искусства: прекрасная графика, хорошо продуманная игровая механика, воссозданный до мелочей реалистичный мир, в котором через какое-то время начинаешь жить, а не играть. Особенно это касается второй, “активистской” части. Только вот никак не удаётся отделаться от лёгкого привкуса лицемерия. Игра завершается на мажорной ноте, но, выпив пива вместе с празднующими победу героями, задаёшься вопросом: что будет со сторожевыми псами дальше, когда их главный корпоративный враг повержен? Уподобятся лисам и волкам (но тогда придется избавиться от сантиментов по отношению к людям, раз и навсегда провести разделительную черту между собой и обществом) или будут и дальше помогать прогрессивным политикам защищать людей от угроз и потрясений, пока, незаметно для себя, не сядут на цепь?

 

4 комментария “Анархия и нигилизм в играх серии Watch Dogs”

  • Alexsey Serkutan
    • Serge Jibanyan
    • Alexandr Wolodarskij
  • Dimitri Tolkatsch

Добавить комментарий