“Завидовать вымышленному дикарю”. Об особенностях правого рессентимента 43


Современные фашисты боятся сконструированного ими образа пассионарного дикаря, и в то же время очень завидуют ему, признают его абсолютное превосходство и желают на него походить. Этот отталкивающий, но в то же время притягательный образ сейчас наиболее полно воплощает ИГИЛ, в котором ультраправые видят эдаких новых гуннов, которые почти неизбежно разрушат западную цивилизацию.

Цивилизация со всеми её культурными, научными, техническими достижениями, в их представлении, ничего не способна противопоставить ярости, фанатизму и готовности к насилию. Они верят, что огонь надо тушить огнем, отвечать на варварство внешнее варварством внутренним.

Мобильные телефоны, превосходящие суперкомпьютеры недавнего прошлого, виртуальная реальность, которая из научной фантастики становится обыденностью, изменение генома животных и человека, победа над болезнями, которые недавно были неизлечимыми, возможность колонизации других планет, искусственный интеллект, в конце-концов, применительно к которому уже спрашивают не “возможно ли?”, а “так когда уже?”. Но борец за величие расы уверен: все завоевания цивилизации – это ничего не значащие игрушки для инфантильных детей.

Правые живут предчувствием неизбежной катастрофы. Это роднит их с левыми, которые представляют неизбежный кризис капитализма в духе христианской эсхатологии, они ждут его со страхом, но, в то же время, с надеждой на долгожданное спасение и лучший мир. Фашисты, в отличие от левых, мечтают не столько о райском саде, сколько о том что ему предшествует, о последней битве, об очищении этого прогнившего мира от скверны. Гитлер идет словно Калки.

Мир движется к концу, сегодня – хуже чем вчера, а завтра будет еще хуже. И наплевать, что большинство людей в странах Запада еще чуть больше века назад были подвержены повальной безграмотности, выглядели стариками к 40-50 годам и массово умирали от тифа, холеры и дизентерии. Прошлое для правых – конструкт, который можно обустраивать под свои нужды, построить рай в прошлом куда проще, чем в настоящем или будущем. Люди прошлого были более сильными, более счастливыми и более мудрыми, чем сегодняшние вырожденцы, и даже короста на теле и провалившийся сифилитичный нос не умаляли их нравственного и физического превосходства над нашими современниками. Они питались отбросами и голодали, но зато в их рационе не было консервантов и ГМО. Они не умели читать и не знали таблицы умножения, но были всяко мудрее этой молодежи, которая уткнулась в свои гаджеты и не видит настоящей жизни.

Это объясняет почему образ дикаря вызывает у правого восхищение и зависть (пусть и смешанные с ненавистью и страхом), дикарь – это в определенном смысле сверхчеловек, поскольку он пришел из Прошлого, он – дитя Золотого Века, он на сто процентов настоящий, что можем противопоставить ему мы, жалкие выродки Кали Юги? Слабый и изнеженный, склонный к рефлексии и размышлениям западный человек, по мнению правых, неизбежно проиграет сильному и дикому человеку-зверю.

Поэтому они оправдывают зверя внутри себя и подкармливают его. Копируют манеру поведения тех, против кого якобы борются, копируют даже в деталях. Начиная от уличного насилия, и заканчивая терактами. Они стремятся перенять не только “животную” суть, но и форму: не случайно фашист в Вирджинии во время беспорядков въехал в толпу на автомобиле, это было явно навеяно примером терактов во Франции и Германии, не случайно ультраправые в России несколько раз показательно отрезали головы своим жертвам (см. “казнь дага и таджика”, или же “голова оккупанта из Средней Азии”), копируя пугающие их “кавказские” практики декапитации. У европейцев есть своя богатая традиция изуверства и жестокости, но современные фашисты ориентируются на восточные образцы, считая их более эффективными.

“Авангард белой расы” стремится уподобиться своим далеким и часто воображаемым врагам. Стрелять детей как Брейвик, резать головы как БОРНовцы, или давить толпу машиной, как недавний американский террорист из Вирджинии.

“Чтобы победить дракона надо стать драконом” – красивая и звучная формула, которой часто оправдывали подлость и жестокость. Но в этом противостоянии нет драконов, в нем есть только лишь напуганные и визжащие свиньи. Люди, которые боятся будущего и не видят себя в этом будущем. И правильно не видят, потому что никакого будущего у них нет. Настоящий враг фашистов разных оттенков – вовсе не “исламская экспансия”, их настоящий враг – это прогресс. И на фронте борьбы с ним все они: белые супремасисты США, идентитаристы Европы, православные террористы России, мусульманские террористы ИГИЛ находятся по одну сторону.
И эта сторона проиграет, она уже проиграла.

Потому что “естественность” на самом деле всегда проигрывает разуму. Первобытная ярость проигрывает расчету. Фанатичная вера проигрывает знанию. Заговоры, плетущиеся в салафитских мечетях и ультраправых пивных проигрывают современным методам сбора и анализа данных.
Прошлое, в конце-концов, всегда проигрывает будущему.


Добавить комментарий

43 мыслей про ““Завидовать вымышленному дикарю”. Об особенностях правого рессентимента

    • Alexandr Wolodarskij
      Alexandr Wolodarskij

      Не, я скорее про глобальные тенденции.

      Хотя у нас тоже были прецеденты, если вспомнить взрывы на рынках несколько лет назад, “дело троещинских террористов”, году в 2004. В России в 2006 было похожее (но более масштабное), взрыв на Черкизовском рынке.

  • Alexander Rysev
    Alexander Rysev

    Ну, например, в кампании Трампа современные методы сбора и анализа данных успешно использовали. Так что правые, даже если борются с прогрессом, вовсе не обязательно не пользуются его достижениями. Да и тот же ИГИЛ давно плетёт заговоры не в мечети, а в интернете.

  • Oswald Mallory
    Oswald Mallory

    Мне кажется следует отметить, что будущее в любом случае не безоблачно. В первой половине 20-ого века имел место небывалый технический прогресс и рост уровня жизни также. Телефон, звукозапись, кино, автомобили, самолеты, открытие пенициллина, но при этом две мировые войны, геноцид, голод. Вполне возможно, в 21-ом веке люди станут жить по триста лет и путешествовать к звездам, при этом пара сотен миллионов отправяться на тот свет.

    • Serge Harnyk
      Serge Harnyk

      но при этом
      “две мировые войны” – названия-то условные. Семилетняя война тянет на мировую не меньше Первой Мировой, например. А по потерям в процентном соотношении к населению земли пока с отрывом лидирует Мятеж Ай Лушаня произошедший в восьмом веке.

      “геноцид” – явление старое как мир. И по сути только в 20м веке люди задумались о том, насколько это плохая практика, что дали этому отдельный термин.

      “голод” – depends on конкретной точки земного шарика, но именно в 20м веке голод стал из обыденного явления экстраординарным.

      Не хочу утверждать, что 20й век был топчик, но предшествующие ему были хуже инфа сотка.

    • Artem Kotowsky
      Artem Kotowsky

      > но именно в 20м веке голод стал из обыденного явления экстраординарным.

      Надо уточнять, что в США и Западной Европе. Большая часть планеты до сих пор недоедает.

  • Il Y A Ryvkin
    Il Y A Ryvkin

    Вообще-то и классический фашизм и альт-райт/неореакция/dark enlghtment объединяют консерватизм с технократической утопией.

    • Alexandr Wolodarskij
      Alexandr Wolodarskij

      Классический фашизм – да. Как и большевизм.

      Но не сегодняшние идейные потомки.

      У идентитеров и альтрайтов может и есть какая-то ретро-техноутопия, она с реальным развитием науки не особенно корреллирует. Точно так же как советское дрочево на утраченный космос, “Юра, мы все проебали” не мешает советским патриотам быть по сути луддитами и врагами реального прогресса.

    • Il Y A Ryvkin
      Il Y A Ryvkin

      Александр Володарский почему же? в Dark Enlightment например подробно описывается, почему демократия, равенство и социальная справедливость это иррациональная фигня и зачем ее надо заменить на власть корпораций.

    • Il Y A Ryvkin
      Il Y A Ryvkin

      Александр Володарский кстати ИГИЛ к шифроанархии, даркнету, дронам и криптовалютам имеет больше отношения, чем среднелиберальный человек запада. То что ИГИЛ будет существовать лет через 30 mutatis mutandis я уверен. То что условно-прогрессивная “Партия Зеленых” – скорее нет.

  • Ігор Романенко
    Ігор Романенко

    правый терроризм это скорее всего с одной стороны реакция на панування левой доктрины в послевоенном западном мире двадцатого века, а с другой – следствие интуитивного понимания, что это панування перешло в период сильного кризиса. не вижу тут никакой борьбы с прогрессом или цивилизацией. некорректная терминология как для 21 века. прогресс чего? прогресс куда? игиловцы как раз очень успешно и талантливо используют этот прогресс, вместе с его айфонами и интернетом. глобализация? ну очевидно, по-моему, что она если не провалилась, то по крайней мере требует новых методов поддержки и новых институций. тут правые фашики как раз наоборот больше выступают взрывателями ситуации, показывая очевидную проблему и ставя эту проблему ребром. как Брейвик, например. так что даже в данном случае они куда цивилизованней тех, кто пытается закрыть глаза на проблему и не желает понять, что, например, интернет, как следствие прогресса в его сегодняшнем виде, сделал мир более “правым” и развил тренд сегрегации и глокализации, что невозможно уже игнорировать.

  • Харитон Сирин
    Харитон Сирин

    Был, был правый фашыст-технократ на руси. Его национализм был национализмом ракет. Его вектором была агрессия. Его целью была эмергенция.
    Сторчался, наверное.

  • Yigal Levin
    Yigal Levin

    Все так, только ИГИЛ не в этом списке. У тебя вульгарное представление о них, какую ее в СМИ подают.

    Талибан кстати да, попадает. Они идейные лудиты. ИГИЛ нет.

  • Nikolay Nekipelov

    1. Дикарь не вымышленный, а вполне натуральный. Есть реальный ИГИЛ, на который и впрямь с завистью смотрят нацисты-радикалы. Есть реальные растущие мусульманские общины в западных странах, сохраняющие свою религию и идентичность, на эти общины с не меньшей завистью посматривают более умеренные христианские консерваторы и националисты. И в отличие от западного христианского консерватизма и белого национализма все это имеет очевидные тенденции к росту.

    2. Научно-технический прогресс не обязательно должен сопровождаться гуманизацией общества, как справедливо указывают другие комментаторы. Первая половина XX столетия тому пример. К тому же достижения прогресса очень быстро осваивают варварские силы. ИГИЛ вполне себе использует дроны, криптовалюту и даркнет.

    3. Конечно, достижения науки и техники впечатляют. Но история знает примеры и чудовищного упадка самых развитых обществ с откатом к варварству и утратой технологий. Крах античной цивилизации и темные века – тоже не выдумка, а вполне себе реальный исторический феномен.

    4. Ну и, конечно, делать выводы обо всей правой идеологии по одному психу, въехавшему в толпу, – это круто. Конечно, этому можно оппонировать: мол, правые судят обо всех мусульманах по горстке террористов, пусть отведают своего же дерьма. Но в этом есть доля лицемерия: от правого психа открещивались все, включая самых отмороженных радикалов с ныне забаненного Daily Stormer. Это реально одиночка. Мусульмане же зачастую действуют организованными группами и за ними стоит реально существующее квази-государство.

  • Nikolay Nekipelov

    Есть ещё немаловажный момент – прогресс порождает проблемы, с которыми непонятно как справляться. Например, массовый недоеб среди мужиков в западных странах, рессантимент от которого активно эксплуатируют те же нацисты. Вот есть факт: ещё недавно господствовал половой социализм, и каждому мужику полагалась баба просто на том основании, что он мужик. Сейчас все иначе, и молодому мужчине найти партнёра для траха зачастую в сто раз сложнее, чем ещё лет двадцать назад. Конечно, есть надежда на человекоподобных роботов для сексуальных утех, но в ближайшие лет двадцать-тридцать ничего такого не предвидится.