О русской идеологии

“Русская идеология” – это модерн на службе воинствующего антимодернизма, это использование достижений прогресса для того, чтобы остановить прогресс, а ещё лучше – развернуть его вспять.

Именно поэтому Россия никогда всерьёз не стремилась к мировому господству даже в мечтах, а последние свои захватнические войны вела под лозунгами о “многополярном мире”. Русские пропагандисты в этом честны (даже если они сами думают, что лукавят). России нужен многополярный мир. России нужен ненавистный ей Запад, нужен не только как враг и спарринг партнер, но и как источник и двигатель прогресса. Поскольку всё прогрессивное в ней – подпитывается из внешних источников (идейно, политически, технологически, финансово).

Если Россия вдруг, гипотетически, победит, если неоархаика восторжествует во всем мире – отпадет необходимость в этой прогрессивной составляющей русской идеологии. И останется одно лишь традиционное мракобесие, которое не сможет поддерживать Империю, и не даст России достаточно сил, чтобы выполнять функции мирового жандарма реакции. Россия больше не сможет быть Россией и развалится под собственной рыхлой тяжестью.

Победа прогресса в России невозможна. Поскольку, в конечном счете, он либо становится на службу “русской идеологии”, включаясь в самоубийственную игру на стороне архаики, либо отторгается Россией, превращается в “пятую колонну” и “иностранных агентов”. Так что победа прогресса “в России” будет победой прогресса “над Россией” и никак иначе. Люди, которые смогут её добиться, не будут “русскими” (даже если будут ошибочно называть себя таковыми).

Победа архаики – это смерть России. Победа прогресса – это смерть России.

Отсюда мы делаем вывод, что истинная “русская идеология” – это и есть смерть.
Небытие – это то, чего на самом деле хотят русские патриоты, но, не имея силы это признать, они подменяют свою смерть вечной пыткой, терзая себя и других.

“Русская идеология”, само-собой, не ограничивается Россией. В ней нет ничего “чисто-русского”, или “чисто-славянского”, или тем более “азиатского”. Теория “азиатчины” плоха не только своим расистским душком, а ещё и тем, что она подразумевает, что всё плохое – это следствие некого чужеродного влияния, которое можно обратить вспять, получив “настоящую” Россию, которой никогда не было. А те, кто не подвержен этому “чужеродному влиянию” якобы защищены и от “русской идеологии”. На самом же деле, русская идеология не привязана к России, и она отнюдь не всегда приходит в ватнике.
Она может носить и вышиванку, и респектабельный костюм дорогой марки. Она способна говорить и по-украински, и по-английски, и по-немецки, причем без акцента.

Русская идеология – это самоубийство, которое никак не может завершиться и оттого оборачивается затянувшимся самоистязанием.
Но сколько бы ни длилась пытка, именно смерть – истинная цель её апологетов.
И они её обязательно достигнут.

8 комментариев “О русской идеологии”

Добавить комментарий