Трансгуманизм, евгеника и новый человек


Я уже писал, что не стоит пытаться смешивать трансгуманизм и идеологию. Изменение и улучшение человеческого тела само по себе ещё не является политическим: трансгуманистом может быть как коллективист, так и индивидуалист, как сторонник эгалитарного общества, так и приверженец жесткой иерархии. Я принципиально не хочу погрязнуть в конструировании идеологии: выделять “правильных” и “неправильных” трансгуманистов и отказывать в этом почетном звании нео-реакционерам (наподобие приверженцев “Темного Просвещения”) и нацистам.

Хотя мои симпатии очевидны: эгалитарное общество уважающее права личности является не только оптимальным с точки зрения отдельного индивидуума, но и, в долгосрочной перспективе, с точки зрения Прогресса. Прогресс возможен лишь пока существует свобода. Тоталитарные режимы могут добиваться впечатляющих успехов в науке и технике (можно вспомнить космические и военные успехи СССР, достижения нацистской Германии, посмотреть на современный Китай), но только на короткой дистанции. На длительной дистанции все больше усилий начинает уходить на поддержание иерархий, политических и институциональных, чем устойчивей стены, тем больше на них появляется бюрократической черной плесени, которая заинтересована в дальнейшей консервации системы. Новые и неожиданные идеи давятся, а их носители преследуются из-за разногласий с “линией партии”. Вспомним судьбу генетики и кибернетики в СССР. Авторитарным и тем более тоталитарным режимам всё равно нужен свободный мир, идеями и достижениями которого они могут подпитываться. Именно так осуществляются все эти “экономические чудеса” модернизационных диктатур: они паразитируют на чужой свободе. Если превратить в модернизационную диктатуру весь мир – он попросту задохнется.

Так что правых трансгуманистов играющихся в нео-реакцию можно сравнить, например, с любителями крионики, которые замораживают себя живьем без реальной надежды на воскрешение. Из-за ошибочных предположений, из-за недостаточной информированности, из-за лженауки выдаваемой за истинное знание, они приходят результату прямо противоположному своим желаниям.

Правых может привлекать в трансгуманизме то, как он перекликается с идеями евгеники, стремление к созданию нового человека. Существует такая грубая, но достаточно привлекательная формула: “правые хотят изменения человека, левые – изменения общественных отношений”. Если вдуматься, в реальности она не всегда правдива: левые всех оттенков не могут удержаться от скатывания в морализаторство и попыток давить на совесть и чувство долга. Правые же твердят о неизменности человеческой природы и, в то же время, постоянно ноют, что настоящий дух Традиции в современных людях почти утрачен и его надо возрождать. Т.е. менять человека они всё же намерены, просто их “новый человек” часто прячется в воображаемом прошлом.

Так вот, евгеника – это, в первую очередь, идея улучшения лучшей человеческой породы путем селекции. Её мало заботят живущие сейчас (их уже толком не изменить), она нацелена на будущие поколения, на тех, кто ещё не живет. В определенном смысле, это идея о “коллективном здоровье” доведенная до крайней точки. Пропаганда здорового образца жизни, борьба против наркотиков, все эти ритуальные завывания о “здоровье будущих поколений”, которые издает каждый политик жаждущий народной любви – по сути и есть здорово выхолощенная евгеника, забывшая своё настоящая имя (учитывая то, как нацисты подпортили репутацию этому слову, забвение не удивительно).
Если обобщить: евгеника – это конструирование человека в интересах коллектива. Если быть более точным – в интересах правящей прослойки.

Трансгуманизм же, в первую очередь, вращается вокруг идеи улучшения/развития уже живущих. Не столько “создать нового человека”, сколько “стать новым (не)человеком”. Изменить себя, стать чем-то большим, чем-то более совершенным здесь и сейчас. Не искать светлого будущего в грядущих поколениях, а сделать светлое будущее настоящим, потрогать его рукой, даже если руку при этом придется заменить на протез. В этом смысле, трансгуманизм – это само-конструирование нового человека.

Именно поэтому трансгуманизм гораздо менее политичен, менее расположен к коллективному действию. Безусловно, он будет оказывать (со временем все большее) влияние на общество, на его структуру, на законы, на распределение ресурсов и т.д. Но социальные сдвиги будут следствием, а не причиной, причиной же будет вполне эгоистичное желание людей безгранично расширить свою индивидуальную свободу, преодолеть те рамки, которые накладывает несовершенное и смертное человеческое тело.

Прикладная евгеника – это стремление к максимальной власти над другими. Прикладной трансгуманизм – это стремление к максимальной власти над самим собой. Другие могут быть на этом пути попутчиками или помехой, но никогда – целью.


9 комментариев “Трансгуманизм, евгеника и новый человек”

  • Jenia Leontieva
  • Alexander Rysev
    • Pavel Skigin

Добавить комментарий